#ДНР

Этого могло не быть. «Просто и надёжно»

Этого могло не быть. «Просто и надёжно»

Историю какую поведал мне мой случайный знакомый, не оставляет меня в покое уже несколько месяцев. Сам случай произошедший на поле боя 27 августа в 2014 году во время известного всем Иловайского котла, меня затронул глубоко. С того времени во мне присутствует какое-то разочарование почти во всём. Меня мучает мысль:
— Как это могло произойти, что два славянских народа стали врагами и так увлеклись, что сотни километров превратили в зону фронта?
Случилось так, что я в конце 2016 был в городе Тула. Мне надо было оформить куплю продажу моего наследства, полученного от родственницы моей мамы. После смерти моей тёти, оказалось я наследник не большого домика и пару сотых земли земельного участка при домике. До того как, приехать в Тулу на место продажи наследства, я всё обговорил предварительно по телефону с покупателем. Имея документы от адвоката я приехал на место продажи. Позвонил моему покупателю и договорился о встрече в гостиничном ресторане. И вот встреча состоялась. Со стороны покупателя были трое, супруги в возрасте между 50-60 лет и парень как оказалось сын лет под тридцать. С нашей стороны я и мой старший сын. Я заказал всем по желанию напитки и мы приступили к обсуждению вопроса купли и продажи. Люди оказались вежливые, спокойные и даже в какоё-то степени доброжелательные. В глаза бросилось, мужчина имел на лице шрам, от виска и до подбородка. В правой руке держал палку и при ходьбе на неё очень опирался. Мы обговорили все детали покупки дома с участком и согласились с двух сторон о цене. Подписали наш договор о купле и продаже и заказали хороший ужин и немного вина. Всё складывалось хорошо и мы начали в разговоре отвлекаться от нашей главной темы на все возможные темы. О семье каждого и о том как живётся в настоящее время в Украине и в России? Новый хозяин домика Николай, вдруг показал пальцем шрам на лице и на левую поврежденную ногу.
— Между прочим это мои подвиги в Украине. Пожал плечами.
— Воевал на Донбассе с Украинцами. И громко рассмеялся.
— Да это так….. пришлось и повоевать. Почти год в окопах. Это всё что я имею, мою инвалидность это оттуда. Попал в самое пекло участвовал в окружение украинской армии в Иловайском котле.
Я в упор смотрел на своего собеседника, старался понять это он о чём? Упрёк к нам как украинцам? Заметил, он настроен дружелюбно, даже улыбался.
— Вы не переживайте я русский как и украинец, половину на половину. Отец у меня русский мама моя украинка. Царство им небесное, слава Богу не увидят и не слышат они о этой резни.
Был на земле Донбасса в гостях, точнее заехал на пару дней, забрать внука, моего двоюродного брата Витальку. И надо же тому случится, попал пацан под снаряд. Нормально до того времени ещё не стреляли на такое расстояние, а тут как злая судьба. В соседний огород влетела мина и моего Витальку подранило в ногу в своём дворе. Напугались мы все до смерти, ждали худшего. Слава Богу всё обошлось, Виталька через пару месяцев поправился. А вот со мной что случилось, до сих пор не могу понять…….. Очень обиделся я на хлопцев украинцев, что тут же пошёл и записался добровольцем. Воевать для меня не ново, я в Афгане два года много чего повидал, много смертей и сам не раз уходил от смерти….счастливчик.
Меня рассказ моего покупателя не интересовал вообще. Для меня важно было как можно быстрей довести всё до разумного конца вместе с ужином и вежливо распрощаться.
— Так вот случился такой случай у меня на поле боя, я до сих пор не устаю удивляться. Что это было? Если бы кто ни будь рассказал об этом, но не я, я бы конечно не поверил. Никогда не поверил………
Я переглянулся с сыном. Наверное этот вояка действительно имеет что-то интересное нам рассказать?
Покупатель заметил наш интерес опустил голову и задумался.
— Так вот, как сейчас помню 27 августа 2014 мы взяли Иловайск. ВСУ оказалось на окраинах города, котёл для ВСУ угрожал закрыться. Мало кто понимал, как мы так и украинцы, кто и где находится. Наша рота с лёгким вооружением теснила украинцев от Иловайска. Мы передвигались по фронту короткими перебежками в лесопосадке к опушке. Украинцы вели плотный ответный огонь. Горел лес, от взрывов земля летала в воздухе. Запах гари, дыма и огня. Я как опытный военный, побывавший в Афганистане здесь имел должность заместитель командира взвода. Находился не далеко от своего командира взвода и командира роты почти в центре нашей цепи. На опушке в метрах 30 от последнего дерева, находились три очень большие камня или что вроде горной породы. Вокруг этого природного холма прорастал кустарник. Лесная полоса заканчивалась и перед нами оказалось поле шириной в нескольких километров. До следующей лесной полосы было метров 500. Прямо у опушки леса напротив, лес разделял большой холм похожий на земляную гору. Здесь у подножье земляного вала, было видно какое-то укреп сооружение. Состоящее из натуральных камней. И вот между этих огромных камней вели огонь из крупнокалиберного пулемёта и ручного пулемёта АКМ. И надо сказать били так, что мы не смогли продвинуться и даже поднять головы.
— Рассредоточиться, занять позицию, вести прицельный огонь. Дал команду наш командир роты.
Сам же стал наблюдать в бинокль на позицию, вперёд откуда били пулемёты. Некоторое время всматривался, затем ярко выругался.
— Не пойму, сколько их и кто там вообще находится? Веток на деревьях не осталось мать твою, бьёт и бьёт.
Неожиданно ткнул меня в плечо, в руках бинокль.
— Видишь дерево с правой стороны? Давай туда, поднимись ровно столько, чтобы тебе было видно позицию. Не забудь, ты его видишь он тебя нет, понял?
Я молчал взял с рук командира бинокль и посмотрел, туда куда я должен сейчас приблизиться. Большое дерево стояло немного в глубине посадки в метрах 200-300 от места где мы находились по фронту с правой стороны от нас. Опять заговорил пулемёт. На этот раз только АКМ, крупнокалиберный молчал. Вёл огонь короткими, прицельными выстрелами. Иногда слышал свист пуль совсем рядом. Почти ползком я пробрался к дереву, осмотрелся. Решил пробраться к опушке по кустам и посмотреть в бинокль. Позиция украинцев теперь была как-то слева от меня, что ни будь увидеть всё-таки не было возможным. Я представил если с дерева и в бинокль, возможно будет кое-что видно. Быстро вернулся к дереву и стал потихоньку взбираться, не отводя взгляда от позиции украинцев. Пару секунд осматривал позицию без бинокля. Устроился на дереве по удобнее представил на секунду, «видит ли меня с позиции своей стреляющий украинец?» И начал внимательно изучать, что я видел через бинокль. А увидел я в момент, половина позиции солдат украинцев. На позиции было трое бойцов ВСУ. Один лежал у пулемёта, видно было часть тела, левое плечо и левую сторону тела, до поясницы. В метре от пулемётчика лежал солдат на спине, лицом вверх. У него двигался подбородок, видимо разговаривал с пулемётчиком. Рядом левее от пулеметчика лежал ещё солдат ничком лицом вниз. Часть тела, что мне было видно его форма была окрашена в тёмный цвет. Понятно……. солдат раненый и возможно без необходимой помощи, истекает кровью. Пулемёт вдруг замолчал, боец какой был у пулемёта вдруг повернул своё лицо в мою сторону, видимо о чём- то разговаривал с раненым лежащим на спине.
Я сосредоточил взгляд свой на лицо пулеметчика, в этот момент напряжённо изучал его мимику. В какой-то момент мне показалось, что лицо я этого бойца уже где-то видел. Вот только где? Сухощавое не бритое, левая сторона лица залита кровью, до боли мне знакомое лицо, уже не молодой мужик. Кто он…кто ? Как гром среди неба,….я убрал бинокль в сторону, напрягая свою память. Вдруг…как, что-то пронзило мои мысли.. Неужели это Анатолий Васильевич, Афганистан……комбат.. «Батя»? Меня затрясло всем телом.. неужели это он? «Батя» два раза выносил меня на себе раненого, спасал от верной смерти….. Надо что-то делать, я слышал командир просил огня по рации на позицию украинцев. С большой вероятность к нам спешил танк для уничтожения позиции украинцев. Мысли менялись одна за другой, стоп…. «так это он другого не может быть… он же Харьковчанин!?» «Мама родная… ещё немного и позицию «Бати» сотрут выстрелом из танка.» Я вскочил не помня себя и во весь рост побежал к командиру, каждая секунда дорога. Упал рядом протянул ему бинокль.
— Прошу вас прикажите не стрелять, прошу вас прикажите….. там среди бойцов «Батя» прикажите…..
На меня смотрел с не скрывающим удивлением командир…
-Да что с тобой ты это о чём? Какой ещё к чёрту «Батя». Ты раненый?
— Нет со мной всё в порядке, там за пулемётом мой бывший комбат, я с ним два года в Афганистане в горах…. Это не враг … это «Батя»….. поймите же меня у нас не было «двухсотых» он нас пацанов не раз уводил от смерти.
— И что теперь? Что прикажешь, пусть лупит по нас а мы ему не отвечать… или что говори..что нам делать?
— Разреши командир, я пойду к ним с белым флагом…..
Командир застыл с удивленной миной в лице.
— Ты что совсем охренели? Какой тебе белый флаг? Только выйдешь, тебя же сразу хлопнул… можешь не сомневаться. Что там за ними, кто там? В лесу за спиной твоего «Бати» кто-то наблюдает? Как ты думаешь? Вот и хлопнет тебя снайпер, не спросит ты к «Бати» или ты не к «Бати»? Что скажешь?
— Разреши командир….я по другому не могу….просто не могу разреши командир время дорого. Он раненый и видимо времени не осталось выбирать.
Командир понял меня не отговорить… Включил свой функ..
— Всем кто слышит… у кого есть белое…… флаг, майка, рубашка,…..быстро ко мне..
Я взялся подыскивать подходящую ветку для черенка будущего флага. Пару минут и к нам прилетела белая вещь. Развернул чья-то белая майка, свою я отдал для жгута ещё утром, раненому бойцу.
Я приспособил белую майку на ветке и посмотрел в сторону командира.
— Разрешите …век не забуду вашей правды.
Командир отвернулся взялся отдавать приказ по функу, «не стрелять, следить за позицией противника и нашим солдатом с белым флагом.» Объяснил дальше всем обстановку. Я оставил автомат, взял в правую руку ветку с флагом, лёг на живот и пополз в траве в перёд, в направлении позиции украинцев. Прополз метров двадцать поднял флаг и начал им водить влево и вправо привлекая внимание украинцев. Всё стихло ни единого выстрела. Я убедился, что украинцы меня заметили. Поднялся во весь рост и медленным шагом направился к позиции украинцев, держа впереди белый флаг. О смерти не думал, хотя всё могло случиться…. В этот момент я был хорошей мишенью для обеих сторон. Продвинулся вперёд ещё на несколько метров и закричал, что было силы,
— Анатолий Васильевич !!!! Афганистан…..!!!
Прошёл ещё вперёд и снова прокричал, повторил.. И так я шёл вперёд и кричал одни и те же слова. И вот я уже на расстоянии, уверенности меня услышали..
Позицию украинцев я хорошо видел. За пулемётом показалась голова комбата, он медленно пытался встать. Не получилось…. и всё таки он поднялся на левое колено на правою полусогнутую ногу в колени, положил обе руки и стал молча ждать, время от времени голова опускалась вниз. Он её снова поднимал и старался взглянуть в мою сторону. Молча ждал.
Я подошёл вплотную, остановился, осмотрел всё вокруг. Раненые солдаты лежали молча, комбат тоже смотрел мне в лицо.
-Анатолий Васильевич, я служил с вами в Афганистане в вашем батальоне.
Комбат молча смотрел мне в лицо, вернее пытался это сделать. У него просто не было сил, выдержать свою позу. Я связался с командиром, попросил прислать помощь, забрать раненых бойцов украинцев.
Подошёл к комбату осмотрел его, ранен в голову, потерял много крови. Он молча наблюдал за моими действиями, не обронил ни слова.
Я взял комбата под руки, весь китель был пропитан кровь, на спине его закрыл замок пальцами и начал медленно двигаться спиной вперёд к нашим позициям. Ослабленные ноги комбата скользили по траве, я ускорился и стал двигаться как можно быстрей время от времени бросал взгляд вперёд к лесу на зады позиции украинцев. Оттуда можно ожидать всё, хотя и с нашей позиции случайный выстрел я тоже не исключал.
Комбат время от времени стонал от боли. Мимо нас пробежали наши солдаты с двумя носилками в направлении позиции украинцев. Я продолжал уносить «Бут ю» к своим позициям. С каждым шагом приближения к своим позициям у меня вдруг появился и усиливался страх. Больше всего боялся слабонервных, кто из-за обиды потери близких, мог просто выстрелить, в меня и в раненого комбата. Всё обошлось, я приблизился к тому месту откуда начал ползти. Мой командир подхватил «Батю» и мы уложили его в метрах в двадцати от нашей позиции. Комбат лежал на спине молча, смотрел в верх в небо, не реагировал ни на что. Я присел возле него и стал его осматривать взглядом. Вспомнил моменты действия комбата во время той проклятой войны в Афганистане. Вдруг растрогался, не заметил как глаза стали влажными. Этому комбату, настоящему солдату, цены нет. Мы солдаты, хорошо понимали тогда, ему легче самому умереть, чем погибнет его солдат….. Эта истина. Вскоре принесли остальных украинских бойцов и уложили рядом с комбатом. Я услышал как мой командир запрашивал помощь увезти солдат украинцев в госпиталь или передать кому-то. «Это плен» подумал это плен!
— Командир, заберут этих раненых и куда?
— Как куда? Ты что сержант думаешь на блины их? В плену подлечат, что делать….. главное живы останутся.
Пусть тебя благодарят, смотри пыль столбом за леском……танк на подходе, пару минут и от твоего комбата не осталось бы и следа.
Эх досада, война ожесточила сердца, ладно с этим, не время обижаться.
— Нельзя комбату в плен, нельзя.
Командир схватил меня за грудь, эмоции переполнялись. Я его таким не видел.
— Ты что мне тут гастроли устраиваешь сержант, да я тебя сейчас….. Он потянулся за автоматом.
Я не хотел в этот момент смотреть в лицо командира, отвернулся к нему спиной.
— Можешь убить меня здесь… пожалуйста не отдавай его нашим, я отправлю этих солдат сам на их позиции. Пусть будут у своих, но не у наших…. пожалуйста….. Командир вдруг замолчал. Я стоял и ждал, чего ждал, сам не понимая. Командир спокойным голос.
— Как ты представляешь, их отправить к своим? Как?
— Кто-то же должен за ними приехать? Должен?
— Я передал в штаб, сейчас будет кто ни будь….. думаю прибудет БМП или УАЗ. И что?
— Я на этой машине на позиции к украинцам сам отвезу..
Я сам не верил в то, что я сказал «сам отвезу». В этот момент я был разгорячённый, с мыслями «я должен что, ни будь сделать для комбата, долги надо возвращать».
Мой командир присел, молча закурил. Мы ждали. Где–то рядом взрывалось, стоял глухой треск автоматов. Машина смерти работала дальше. Я прислонился к камням и стал наблюдать в ту сторону откуда мы вынесли украинцев. С правой стороны от бывшей позиции комбата полоса леса прерывалась. Метров через сто, начиналась такая же густая полоса леса. В этом промежутке если мне не казалось от перенапряжения, какое-то движение. Жёлтый цвет очень яркий и его можно заметить из большого расстояния. Даже простой шеврон не большого размера, жёлтого цвета, в светлое время суток можно заметить. Из далека послышался шум мотора, я оглянулся в сторону приближавшей техники. Действительно к нам летел по просёлочной дороге, наш УАЗ, старый изрешечённая от пуль не большая машина. Я посмотрел на командира, он сидел спиной ко мне и молча курил.
— Командир санитары прибыли, разреши я отвезу раненых ….
Командир молчал и вдруг взорвался.
— Ты бесcогон, с твоими фантазиями ты кончишь себя меня и этих хлопцев. Он кивнул на наших бойцов, тихо лежавших на земле.
Я понимал, всё это не к месту нашего положения. В любой момент украинцы пойдут на прорыв, снесут нас в момент. Для меня было понятно, всё может плохо кончится.
Машина с санитарами резко затормозила у раненых украинцев. Из машины выпрыгнули два санитара. Один из них сержант повернулся к нам и кивнул вопросительно на лежащих раненых.
— Эти троих грузить?
— Да хлопцы и побыстрей пока ещё можно по тишине уйти.
Я подошёл к командиру вплотную, чтобы никто не слышал нашего разговора.
— Разреши командир, другого не будет….
Я напряжёно ждал с надеждой, что получу разрешение, увезти украинцев к своим.
— Навязался ты на могу голову, знал бы я кто со мной раньше, прогнал бы как последнею собаку…
— Куда ты хочешь их вывезти? Куда? Ты что слепой, не видишь, ты знаешь куда их доставить? Как далеко от нас позиции украинцев? Выскочишь и на мину и тебе и твоему «Бати» кирдык. Ты что не понимаешь?
Я стоял на своём.
— Командир разреши… прошу…. вопрос жизни и смерти. Во всяком случае для меня.
Санитары быстро уложили раненых и запрыгнули в машину. Я схватился за автомат и направился к машине. Командир резко и больно ухватил меня за плечо.
-Стоять… секунду.
Сам быстрым прыжком оказался у машины. Машина тронулась и резко затормозила. Санитары не понимали в чём дело, вопросительно смотрели на командира.
— Старший ко мне!
Санитары в недоумении вышли из машины.
— Капитан у нас нет времени.. этих троих надо спасать, время нет, большая потеря крови…..
Командир стал вызывать кого-то по функу. Из разговора по связи я понял он просит узнать о позиции украинцев вблизи от нас. Я понял, есть связь с украинцами ведут переговоры о принятии раненых…
-Как зовут твоего «Батю»….?
— Я назвал фамилию, имя и отчество..
Командир смотрел в ту сторону, на позицию которую я не давно изучал.
— Хорошо, я понял… так кто он? Полковник? Ох мать твою, хрен редьки не слаще.
Глаза командира забегали из стороны в сторону. Он заволновался. «Батя» не просто «Батя» он полковник.
Я напрягся, полковника вряд ли просто так отдаст…. Что делать… а если нет?
— Командир, он солдат и он умирает. Разреши время дорого…
— Давай… закрепи белый флаг и держись правее позиции. Прямо между лесков, дай Бог не подорвёшься.
Проедешь лесную полосу и держись левой стороны.
Я мухой пролетел мимо удивленных санитаров, на стартер и полный газ…… К счастью поле оказалось сравнительно ровное, мой газик быстро приблизился к месту между лесом. В левой руке через проём в дверце я с наружи держал свой белый флаг. За лесом сразу в лево, здесь просёлочная дорога, с правой стороны от леса поле. Вдали на расстоянии примерно в километр, прямо у дороги стоял БМП. Я быстро приближался к украинцам, скорость не сбрасывал. На БМП солдаты, много раненых. В лесу заметил, стояли ещё пару БМП и тоже сверху сидели солдаты. Наверное ждали меня, чтобы дать ходу. Ко мне навстречу выдвинулись двое с автоматами направленных в мою сторону. Я напрягся, чем чёрт не шутит, заберут своих и меня прихватят. Заметил, со стороны леса, меня тоже взяли на прицел.
Я остановил газик, вышел из машины. Подал знак рукой, чтобы солдаты приблизились. Открыл заднию дверь газика и позвал солдат.
— Здесь, их трое.
Тут-же появилось ещё несколько солдат. Вынесли раненых и положили на землю. Один из них видимо офицер, обратился к полковнику.
-Анатолий Васильевич с прибытием. Всё хорошо мы уходим, всё хорошо…
Посмотрел в мою сторону. Окинул меня взглядом с низу до верха. Взгляд равнодушный.
— Как зовут?
— Я назвался.
-Что заставило передать полковника?
— Ничего, я с командиром, так решили. Он был моим комбатом, мы с ним в Афгане….
«Батя» был в сознании, молча наблюдал за всем происходящим, не проронил не слова. Молчал когда его уносили на носилках, смотрел молча в мои глаза.
Я начал расслабляться, дело сделано. Теперь хоть и под суд. Я свой долг вернул…сполна.
Офицер включился в разговор по функу. Разговаривал на мови. Кое-что понял…
— «Літерний» на борту рушаємо, повний газ у напрямі до нижньої балки.
Машины зарычали по команде, дымом охватило всё вокруг. Один за одним выходили из леса и на полном ходу, на поле выстроились в колону и быстро удалялись в сторону видневшегося в дали лес. Мимо меня пронеслось несколько машин. Я успел заглянуть в лица пацанов, кто сидел на БМП. Тоска и страх, многие раненые. Колона уходила, спасаясь бегством. Я развернул свой газик и дал полный газ, в сторону своей позиции.
Мой покупатель замолчал. Я коснулся мысли, «так где же он получил ранение?»
— А где же вы были ранены, если не секрет?
— Какой может быть секрет? Так получилось, я подорвался на мине возвращаясь на позицию. Чёрт меня дёрнул взять левее. Решил проехать к тому дереву, где наблюдал с биноклем позицию комбата. Для этого я почти у самого леса, где стояло дерево, решил объехать лес с левой стороны. Вот и объехал…. подорвался на мине. Три месяца в госпитале, затем домой в Россию. Так закончилась моя помощь братьям украинцам на Донбассе.
— В каком возрасте был комбат, ваш «Батя» на тот момент когда вы его встретили на позиции?
— Думаю лет этак под семьдесят.
— В каком звании он командовал батальоном, разрешите полюбопытствовать?
— Он был в звании капитана. Так получилось, комбат в звании подполковника погиб, наш будущий «Батя» был у него замполитом. С главка был приказ, передать командование батальоном на замполита. Так и остался на два года, возможно потому, что батальон проводил успешные операции в горах с маленькими потерями.
«Да история….. из рук вон….завидовать нечему». Мы вскоре с покупателем распрощались. Позже ещё долго, когда я приходил в состояние покоя сидя на диване, это история приходит ко мне в мыслях. Всегда когда я должен прервать мои мысли, я заканчиваю словами в слух,-« за что такое испытание нашим народам?»

Автор сайта «Красная Армия»

Click to comment

Добавить комментарий

To Top
Перейти к верхней панели