#История

Драмы «Авроры»

з истории легендарного крейсера.

 

Драмы "Авроры"

Все мы слышали про «исторический «залп «Авроры»» в Петрограде в 1917 году. Все остальное об этом знаменитом крейсере знаем плохо или не знаем вообще.

24 мая 1900 года, 110 лет назад, в присутствии императора Николая II, императриц Марии Федоровны и Александры Федоровны, со стапелей верфи Нового Адмиралтейства в Петербурге был торжественно спущен на воду крейсер «Автора». Семья императора и он сам наблюдали за церемонией из нарядного павильона.

Под залпы артиллерийского салюта стоявших на Неве кораблей новый крейсер благополучно сошел на воду, «без перегиби и течи», как доложили императору, а «по мере выхождения судна из эллинга на нем были подняты флаги, а на грот-мачте штандарт Его Величества».

По традиции, существовавшей со времен Петра I, право давать наименование крупным кораблям принадлежало царю, поэтому Николаю II был предложен список возможных названий.

Варианты были такие: «Аврора», «Наяда», «Гелиона», «Юнона», «Психея», «Аскольд», «Варяг», «Богатырь», «Боярин», «Полкан» и «Нептун». Император подчеркнул название в списке, и на полях карандашом написал: «Аврора».

Авророй звали древнеримскую богиню утренней зари. Но для российского императора она стала, скорее, символом заката…

Конструктивно крейсер оказался, мягко говоря, не самым удачным проектом — машины были маломощными, броня тонкой, артиллерия слабее, чем у иностранных аналогов. На флоте в те времена бытовала шутка: «Низкая скорость и немного пушек — вот что отличает «Аврору» от обычного парохода». Экипаж составлял почти шестьсот человек. Корпус был обшит медью, против обрастания ракушками.

В 1904 году «Аврора» отправилась в поход в составе Второй тихоокеанской эскадры контр-адмирала Зиновия Рожественского на войну с Японией. Путешествие на Дальний Восток было долгим. Никаких «революционных» настроений на корабле не было еще и в помине. Назначенный на «Аврору» старшим судовым врачом надворный советник Кравченко писал в дневнике: «Первое впечатление от «Авроры» самое благоприятное. Команда веселая, бодрая, смотрит прямо в глаза, а не исподлобья, по палубе не ходит, а прямо летает, исполняя приказания. Все это отрадно видеть».

В ночь на 9 октября, когда эскадра находилась в Северном море, произошел инцидент, который в России назвалиГулльским. Был обнаружен силуэт корабля, который двигался без опознавательных огней и шел курсом, пересекающим курс русской флотилии, что являлось грубым нарушением международных правил. На эскадре решили, что ей грозит атака, и открыли огонь. Позже выяснилось: русские корабли обстреляли небольшие британские рыболовецкие суда, одно из которых было затоплено. Одновременно с этим на горизонте показались силуэты еще двух кораблей, по которым тоже был открыт огонь. На этот раз обстрелянными оказалась крейсеры «Аврора» и «Дмитрий Донской», которые находились в отдалении от основной группы кораблей эскадры.

Инцидент привел к серьезному дипломатическому конфликту с Англией, который удалось уладить лишь после того, как Россия согласилась возместить рыбакам все убытки и обеспечить родных погибших и раненых пенсиями. Эскадра, между тем, продолжила свой путь.

На многих кораблях нередко были свои питомцы. На «Авроре» некоторое время обитали два крокодила, которых взяли на борт в одном из африканских портов. Им дали клички: одному — Сам, другому — Того, по имени японского адмирала, который позднее руководил разгромом 2-й Тихоокеанской эскадры. «Тропический климат, тяжелые условия плавания расшатывали здоровье, психику, — описывает присутствие рептилий на боевом корабле писатель Юрий Чернов в книге «Судьба высокая «Авроры». — Осточертело мертвящее однообразие. Матросов, даже прежде равнодушных к животным, неудержимо потянуло к ним… На крейсере появились два молодых крокодила, несколько хамелеонов, не только менявших цвет, но и форму тела — они надувались, преображались на глазах».

Однажды Сам неожиданно бросился к борту и прыгнул в океан. Командир «Авроры» записал в дневнике: «Не захотел идти на войну один из молодых крокодилов, которого офицеры выпустили сегодня на ют для забавы, он предпочел выскочить за борт и погибнуть». А вот его собрат Того остался и жил, как ни в чем ни бывало.

В ночь на 14 мая 1905 года эскадра вошла в Корейский пролив. Рано утром на горизонте по правому борту был замечен японский разведчик «Идзуми». После 9 часов показались идущие параллельным курсом японские корабли, а вскоре в семи милях появились главные силы японцев. Во время боя «Аврора» получила серьезные повреждения, были раненые и убитые. Капитан 1-го ранга Евгений Егорьев получил смертельное ранение в голову и вскоре скончался.

В течение боя на «Авроре» осколками шесть раз был сбит флаг, но моряки неизменно поднимали его. К вечеру он был изрешечен, но продолжал развеваться над крейсером.

Идя на юг, русские крейсера делали попытки повернуть во Владивосток, но всякий раз сталкивались с японскими кораблями. После того, как корабли прибыли в Манилу, 26 мая с команды крейсеров была взята подписка о неучастии в военных действиях, 23 августа был подписан Портсмутский мирный договор между Россией и Японией, и наши корабли покинули столицу Филиппин. «Аврору» вернули в Кронштадт, где она надолго стала учебным кораблем.

В феврале 1911 года «Аврора» посетила Мессину на итальянском острове Сицилия, в сентябре отправилась в Сиам для участия в торжествах по случаю коронации тамошнего короля. В годы Первой мировой войны крейсер стоял дозором на Балтике…

Наступил 1917 год, 28 февраля напротив «Авроры», которая стояла в Петрограде для ремонта, появились группы рабочих с красными флагами, некоторые из них — с оружием. Из толпы слышались крики, призывающие команду крейсера бросить работу и идти в город. Капитан крейсера Михаил Никольский заявил, что все желающие, кроме занятых на вахте, могут сойти на берег. Толпа, тем временем, заполнила корабль и принялась захватывать оружие. Матросы решили препроводить капитана и старшего офицера в Таврический дворец, куда сводили всех, сопротивлявшихся восстанию. На берегу от офицеров потребовали, чтобы они шли во главе шествия с красными флагами в руках. Никольский ответил отказом, тогда из толпы грянул выстрел, пуля попала капитану в голову, и он погиб на месте.

В советские времена «Аврору» назвали «кораблем революции». К утру 25 октября – по старому стилю — в руках большевиков находились основные стратегические пункты и правительственные учреждения Петрограда. Оставалось захватить Зимний, в случае отказа правительства сдаться предполагалось обстрелять его из Петропавловской крепости и с «Авроры», а затем взять дворец штурмом. Начальник штаба восставших, Владимир Антонов-Овсеенко, прибыл на крейсер и распорядился: по сигнальному выстрелу Петропавловки «Аврора» даст пару холостых выстрелов из шестидюймовки.

Принято говорить: «Залп «Авроры». В действительности из бакового орудия был произведен лишь один, холостой выстрел, который будто бы послужил сигналом для начала штурма Зимнего. Однако, как теперь известно, никакого «штурма» не было, революционеры без особых помех вошли во дворец и арестовали Временное правительство.

Легенда о «героическом штурме» была создана позднее и закреплена в художественном фильме Сергея Эйзенштейна «Октябрь», кадры из которого в СССР показывали в качестве документальных.

Член экипажа Ховрин так описал события в ночь с 25 на 26 октября: «Одним из распоряжений Военно-революционного комитета было приказание крейсеру «Аврора» встать на якорь у Николаевского моста на случай обстрела Зимнего дворца, где помещалось Временное правительство. Не зная, как поведут себя находившиеся воинские подразделения, мера эта явилась необходимой, тем более что на «Авроре» были крупнокалиберные пушки. Однако командование крейсера отказывалось от выполнения приказов, ссылаясь на неглубокий фарватер на Неве. Кроме того, машины «Авроры» не были в то время собраны. Все же буксир вывел крейсер к мосту, где он и встал на якорь. Когда стали готовить пушки, то оказалось, что к ним нет прицелов. Кто-то запер прицелы в каюте. Так, в поисках того и другого, дотянули до вечера. Словом, все делалось для того, чтобы приказ Военно-революционного комитета не был выполнен. Но все же, в самый решающий момент «Аврора» дала один холостой выстрел, и этим роль крейсера была исчерпана».

На другой день поползли слухи, будто по Зимнему стреляли боевыми снарядами. Для их опровержения в газете «Правда» от 27 октября года была опубликована заметка: «Команда крейсера «Аврора» выражает протест по поводу брошенных обвинений, тем более обвинений не проверенных, но бросающих пятно позора на команду крейсера. Мы заявляем, что пришли не громить Зимний дворец, не убивать мирных жителей, а защищать и, если нужно, умереть за свободу и революцию от контрреволюционеров. Печать пишет, что «Аврора» открыла огонь по Зимнему дворцу, но знают ли господа репортеры, что открытый нами огонь из пушек не оставил бы камня на камне не только от Зимнего дворца, но и от прилегающих к нему улиц? К вам обращаемся, рабочие и солдаты г. Петрограда! Не верьте провокационным слухам. Что же касается выстрелов с крейсера, то был произведен только один холостой выстрел из 6-дюймового орудия, обозначающий сигнал для всех судов, стоящих на Неве, и призывающий их к бдительности и готовности. Председатель судкома А. Белышев. Секретарь С. Захаров»

Стрелять боевыми «Аврора» не могла еще и по той простой причине, что на ней не было боезапаса. Его сняли с корабля во время ремонта.

С началом Великой Отечественной войны корабль, находившийся в Ораниенбауме, включили в систему противовоздушной обороны Кронштадта. С «Авроры» на фронт уходили краснофлотцы, с крейсера снимали вооружение.

В июле 1941 года была сформирована располагавшаяся в районе Дудергофа батарея «А» — «Аврора», в состав которой вошли девять снятых с крейсера орудий.

В сентябре, в течение недели, батарея вела бой с немецкими танками, сражаясь в полном окружении до последнего снаряда. К исходу восьмого дня боев из 165 человек личного состава к своим вышли только 26 моряков.

Немецкая авиация начала подвергать «Аврору» беспощадным налетам, стремясь уничтожить памятник революции. Видя бессмысленность дальнейшего пребывания экипажа на борту неподвижного судна, капитан Иван Саков разместил моряков на берегу, оставив на «Авроре» постоянную вахту. За это он был арестован и вскоре расстрелян по обвинению в паникерстве и бегстве с корабля.

В конце ноября экипаж все-таки опять перевели на берег. Вахту несли у единственного боеспособного зенитного орудия и у флага. Видя этот флаг, развевающийся над севшим на грунт крейсером, немецкие батареи, время от времени, открывали по нему огонь. В августе 1943 года осколком снаряда флаг был сбит, но его немедленно подняли из воды. Обстрелы «Авроры» прекратились лишь со снятием блокады Ленинграда.

В августе 1944 года исполком Ленсовета принял постановление, согласно которому «Аврору» надлежало установить у Петроградской набережной в качестве музея-памятника истории флота и учебного блокшиваНахимовского военно-морского училища. Созданный на крейсере музей в 1956 году расширили и сделали филиалом Центрального военно-морского музея.

К концу семидесятых годов корпус «Авроры» пришел в аварийное состояние. Несмотря на протесты историков флота, стремившихся сохранить уникальный памятник, было принято решение о полной замене подводной части с применением современных технологий. Корпус ввели в док, где от него была отделена практически вся подводная часть. Она не была утилизирована, и находится в затопленном состоянии у населенного пункта Ручьи Кингисеппского района. Как писали газеты, местные жители начали отпиливать от него куски на сувениры.

После войны «Авроре» пришлось сыграть в кино роль другого героического крейсера — «Варяга», о котором стали снимать фильм. Советские кинематографисты «загримировали» корабль: построили командирский балкон на носу судна, сделали иной навес носовой части, добавили орудий, соорудили еще одну, четвертую трубу. Она была из фанеры, но из нее, как положено, на экране валил густой черный дым. Фильм «Крейсер Варяг» вышел на экраны в 1946 году.

В 2009 году «Авроре» пришлось сыграть другую роль, но на этот раз куда менее почетную – ресторана для вип-персон. На ее борту устроили вечеринку под занавес проходившего в Санкт-Петербурге Международного экономического форума.

Мероприятие проходило под флагом журнала «Русский пионер», который издается на деньги олигарха Михаила Прохорова. «Собрался весь бомонд и бизнес-элита Петербурга, — напишут потом о вечеринке в журнале. — Слетелись чуть не в полном составе гости Международного экономического форума. Приехала министр экономического развития Эльвира Набиуллина, полпред президента в СЗФО Илья Клебанов, владелец компании«Русский стандарт» Рустам Тарико, пивной магнат Олег Тиньков, глава «Альфа-Капитал» Михаил Хабаров, президент «Одноклассников.ру» Никита Шерман, главный редактор русского «Форбса» Максим Кашулинский…»

Вечеринка вызвала возмущение в Санкт-Петербурге, особенно среди моряков-ветеранов. Главная военная прокуратура, проведя расследование по факту «тусовки» с участием высокопоставленных чиновников на «Авроре», внесла представление в адрес главнокомандующего ВМФ…

Сейчас крейсер снова отправлен на ремонт в Кронштадт. Предполагается, что в 2016 году «Аврора» вернется на место своей «вечной стоянки» у Петроградской набережной.

Источник
TopNewsRussia — Мы Оптимисты !!!


Социальные комментарии Cackle

Click to comment

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТОП НЕДЕЛИ

Flag Counter
To Top
 
Перейти к верхней панели