#История

#ДелаМинувшихДней_АНТИУКРОП. Девушки ианфу

#ДелаМинувшихДней_АНТИУКРОП. Девушки ианфу

Премьер Абэ хотел откупиться за изнасилованную молодость женщин из захваченных стран 9 миллионами долларов.

девушки ианфу

Японское информационное агентство «Киодо» сообщило, что на государственный прием в честь находящегося с визитом в Республике Корея (Южная Корея) президента США Дональда Трампа среди других гостей была приглашена и 88-летняя Ли Ёнг Су, одна из сотен тысяч жертв сексуального насилия, превращенных японскими милитаристскими властями в годы войны в так называемых «женщин для комфорта», или по-японски — ианфу — «женщин для утешения». По мнению агентства, демонстративное приглашение на банкет активно выступающую с разоблачениями бесчеловечного обращения японцев с девушками из порабощенных стран Ли Ёнг Су «может осложнить отношения Южной Кореи с Японией и их совместные с США усилия, направленные на сдерживание ракетно-ядерных программ Северной Кореи».

Явное недовольство японской стороны вызвало и включение в меню банкета блюда, названного «креветки Токто», выловленные у берегов одноименных островов, на которые, по утверждению обеих Корей, незаконно претендует Япония, именуя их Такэсима.

Приглашение на банкет и размещение бывшей «женщины для комфорта» за одним столом с директором по связям с общественность Белого дома Хоупом Хиксом вызвало официальную негативную реакцию японского правительства.

Генеральный секретарь кабинета министров Японии Ёсихидэ Суга вынужден был заявить: «Мы сообщили нашу позицию Южной Корее по дипломатическим каналам. Продолжим использовать каждую возможность решительно призывать Южную Корею последовательно осуществлять достигнутое соглашение… Я удивлен этим».

Думается, приглашение госпожи Ли на банкет в честь американского президента преследовало цель продемонстрировать гостям, что нанесенные японцами физические и психологические раны продолжают напоминать о себе, и в Корее не считают, что проблему можно закрыть выплатой компенсаций пострадавшим. Тем более что в США в этом вопросе симпатии и сочувствие на стороне жертв японского жестокого обращения с беззащитными молодыми женщинами. Еще в 2007 году палата представителей Конгресса США одобрила резолюцию, призывавшую Японию принести официальные извинения за насильственное превращение женщин из оккупированных в годы войны азиатских стран в сексуальных рабынь.

Согласно признанным ООН данным, систематическому изнасилованию в солдатских борделях подвергались около 200 тысяч молодых женщин в возрасте от 13 лет из Китая, Тайваня, Кореи, Филиппин, Малайзии и других восточноазиатских стран. Однако, по другим сведениям, число женщин для утех японской солдатни в действительности было вдвое больше. Так, например, в одном Шанхае насчитывалось 90 борделей для солдат по 500 женщин в каждом. В среднем сексуальная рабыня была обязана «обслуживать» по 40 солдат в день. «Женщин для комфорта» насильно стерилизовали, принуждали к абортам, а нередко и убивали. Многие кончали жизнь самоубийством.

Вот рассказ лишь об одной из «рабынь».

«Её история начинается 29 июля 1942 году в корейском городе Ульсан, когда двое военнослужащих в гражданской одежде, японец и кореец, силой увозят горничную. Ли Ок Сон было 15 лет. Девушку доставили в японский армейский бордель в Китае.

Похитители вставили ей кляп, связали свою жертву по рукам и ногам и бросили в кузов грузовика. Там уже было пятеро других молодых женщин.

Корея была японской колонией, Япония — союзником нацистского режима, воевавшим против Китая и США. В первую же ночь похитители перевезли узниц через границу в провинциальный городок Янцзи на северо-западе Китая. Там действовали два «дома развлечений» для японских военнослужащих: крохотные комнатки в деревянных бараках, циновка на полу, раковина на стене. В них «работали» 9 девчушек, младшей из которых было 11 лет. Каждая вынужденная проститутка обслуживала в день по 40−50 военнослужащих, рассказывает Ли Ок Сон. По воскресеньям очереди перед бараками были длиннее обычного. «Я не люблю об этом рассказывать», — говорит она. Но сейчас без этого не обойтись. Ли Ок Сон вспоминает, как 11-летняя девочка однажды не справилась с «работой». Военный рассвирепел, порезал её ножом, после чего взял силой. Несчастная скончалась от полученных ранений. Другая молодая женщина сильно сопротивлялась; «клиент» вытащил её из барака и принялся наносить ножевые удары, пока та не испустила дух».

Так как проблема принуждения к сексу не была включена Токийским трибуналом в перечень военных преступлений и не рассматривалась на процессе, до 90-х годов прошлого века она оставалась в тени. Это позволяло японским властям игнорировать требования о компенсациях, ссылаясь на то, что до принятия 4-й Женевской конвенции 1949 года изнасилования не подпадали под военные преступления. При этом японское правительство пыталось оспорить обвинения в адрес армейских властей, утверждая, что набором женщин для солдатских борделей занимались частные лица. Об этом было официально заявлено на заседании бюджетной комиссии палаты советников японского парламента в июне 1990 года.

Однако 16 января 1992 года профессор истории из университета «Тюо» Ясими Ёсиаки опубликовал обнаруженные им в Национальном институте оборонных исследований шесть официальных документов, подтверждающих причастность японских военных властей к созданию и содержанию борделей. Изобличающие армейские власти документы были обнаружены и в США.

Директор Центра по исследованию вопроса китайских «женщин для утешения» Су Чжилян заявлял, что система принуждения к сексуальному обслуживанию японских солдат создавалась и применялась государственными силами, использовала меры насилия и касалась в основном иностранок, и это национальное преступление стало беспрецедентным в истории человечества.

Лишь с 1993 года японское правительство стало признавать факты сексуального рабства в годы войны. Стремясь ослабить международную критику Японии по этой проблеме, в августе 1994 года тогдашний премьер-министр Томиити Мураяма (выходец из Социал-демократической партии Японии — А.К.) объявил о создании организации «За мир и дружественные обмены», которая должна была заняться разрешением данной проблемы. В июле 1995 года японским правительством был создан частный фонд, названный «Фондом азиатских женщин». Однако организации жертв сексуального рабства отказались сотрудничать с частным фондом, заявив, что его созданием официальный Токио пытается уйти от ответственности за совершенные преступления. Протесты женщин проходили под лозунгом «Нам нужна не благотворительность, а восстановление чести».

С участием Комитета по правам человека ООН были выработаны рекомендации японскому правительству, которые предусматривали разрешить проблему «сексуальных рабынь» путем осуществления следующих мер: признание действий японской армии как нарушение международного права, письменное публичное извинение перед каждой женщиной, выплата каждой женщине денежной компенсации, внесение изменений в школьные программы для правдивого освещения фактов истории, обнародование всех имеющих отношение к проблеме документов, выявление и наказание, если это возможно, причастных к данным преступлениям лиц. В апреле 1996 года официальный представитель КНР в ООН впервые заявил, что Япония должна выплатить от имени государства компенсации жертвам сексуального рабства.

На весь мир прозвучали слова специального докладчика ООН по проблемам насилия в отношении женщин Карен Паркер, которая на 51-й сессии Комиссии по правам человека в 1996 году заявила: «Господин председатель, какую сумму в качестве компенсации следует выплатить женщине, изнасилованной 7500 раз? Согласились ли бы члены комиссии, чтобы их дочери были изнасилованы хотя бы раз?»

Готовясь к 60-й годовщине окончания Второй мировой войны, женские организации Азии, Европы и Северной Америки объявили об объединении усилий по привлечению всеобщего внимания к требованиям к японскому правительству принести извинения и выплатить компенсации жертвам сексуального рабства.

Тогда вышеупомянутая кореянка Ли Ёнг Су заявила: «Япония силой принудила меня стать сексуальной рабыней. Японское правительство должно в моем доме просить на коленях у меня прощения».

Лишь в декабре 2015 года МИД Южной Кореи и Японии достигли соглашения по столь чувствительному и омрачавшему двусторонние отношения вопросу. Тогдашний министр иностранных дел Фумио Кисида заявил, что премьер министр Японии Синдзо Абэ предложил принести извинения и выделить средства фонду помощи престарелым бывшим невольницам солдатских борделей в размере 1 млрд иен (около 9 млн долларов). В Токио посчитали, что проблема исчерпана, и стали вычеркивать упоминания об ианфу из школьных учебников истории.

Однако корейцы, в отличие от японского правительства, так не считают. Их возмущают попытки до сих пор представлять загнанных силой в бордели женщин как добровольцев, искавших-де заработка и пропитания в трудные годы войны. В документах, представленных Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, Япония заявила, что трудно провести черту между теми, кто добровольно пошел на это и кто был вынужден стать сексуальными рабынями.

Есть и такие, кто оправдывает насильственное использование девушек из оккупированных стран в качестве сексуальных «утешительниц» японской солдатни. В бытность мэром второго после Токио мегаполиса Японии — Осака известный политик страны Тору Хасимото высказался в защиту тогдашних борделей. По его мнению, они были необходимы, чтобы «поддерживать дисциплину» и дать военным, которые рисковали жизнью, какую-то передышку.
Протестуя против таких попыток уйти от ответственности, гражданские группы из Китая, Республики Корея, Японии, Тайваня, Филиппин, Индонезии, Восточного Тимора и Нидерландов продолжают прилагать усилия для того, чтобы включить относящиеся к проблеме «женщин для утешения» документы в Реестр «Памяти мира» ЮНЕСКО, против чего выступают определенные силы в Японии.

С продолжающими борьбу за подлинное, а не формальное разрешение проблемы ианфу солидарен новый президент Южной Кореи Мун Чже Ин, который не согласился с японской попыткой откупиться деньгами и требует от Японии официального признания военных преступлений в годы Второй мировой войны, в частности, факта сексуальной эксплуатации сотен тысяч кореянок. Фактически Сеул отказался от достигнутых в 2015 году с японцами с предыдущим президентом договорённостей по этому вопросу и не принял извинений премьер-министра Японии Синдзо Абэ, поскольку политик принёс их от себя лично, а не от лица государства. Президент заявил, что соглашение «не принимается корейским народом».

Символом этого являются установленные перед японскими дипломатическими представительствами в Республике Корея бронзовые статуи девушки — сексуальной рабыни. Девушка сидит на стуле босой с двумя сжатыми кулаками на коленях. Памятник женщинам — жертвам японского милитаризма установили те корейцы, кто не считает принесенные японским правительством извинения искренними и требует от современных японских властей полного признания совершенных преступлений и истинного покаяния.

АНАТОЛИЙ КОШКИН

Источник

#ДелаМинувшихДней

Читать материалы по теме

Группа по борьбе с антироссийской пропагандой: https://vk.com/blockukrop

Click to comment

Добавить комментарий

To Top
Перейти к верхней панели