#Мир

Баллы вместо рублей: о чем говорят женщины, уходящие на пенсию?

18538_thumbnail_wide_w1180 

Размер пенсии в России — вечная боль тех, кто эту самую пенсию получает. «Новые Известия» пообщались со знакомыми пенсионерами и собрали лучшие народные советы о том, как прожить на пособие по старости и куда послать политиков, призывающих пожилых людей «выйти из зоны комфорта».   У Риты Фатьяновой, бывшей предпринимательницы, сегодня праздник – получила первую пенсию.

— Начинаю донашивать старую жизнь, — обзванивает она подруг. – Присоединяйтесь!

Подруг четыре. Две уже давно и глубоко на пенсии. Еще две в ярости, что по новым правилам, если их примут, жизнь износится прежде, чем добежишь до финиша и получишь от государства свои законные деньги.

Полтора месяца назад, когда Рита принесла документы в Пенсионный фонд, и узнала, что ее пенсия составит 8 150 рублей, с ней случился приступ. Там очень многие, выходя из кабинетов, падают в обморок или крушат, что под руку подвернется. И вот странно: охрана в ПФ есть – ошарашенного пенсией бузотера мигом скручивают и вызывают полицию, а корвалола в аптечке нет. В «скорую» звонят случайные посетители. Так совпало, что начинающую пенсионерку Фатьянову откачали благодаря корреспонденту «НИ». Теперь дружим против обидчиков.

— Как люди переродились из-за этой пенсионной реформы, — глядя в телевизор, говорит подруга Риты по прошлому бизнесу Наталья (в 90-х вместе челночили в Турции).

На канале «Серебряный дождь» дискуссия на злободневную тему, Митрохин против Надеждина: «В пенсионном фонде огромная дыра. Если не повышать возраст, то денег просто не хватит», — говорит Борис Надеждин. «Ну, конечно, дыра. Ведь деньги из Фонда национального благосостояния, предназначенного для пенсий, в кризис щедро раздавали олигархам», — замечает на это Сергей Митрохин. «А, ну так вы предлагаете раскулачить олигархов? Понятно, понятно», — откидывается в кресле Надеждин».

– Вот и вся аргументация, — зло резюмирует Наталья, не разбираясь, кто из двух спорщиков сторонник, а кто противник повышения пенсионного возраста. – Их бы в нашу дыру, сразу бы поняли, каково людям и без работы, и без пенсии..

«Дыра» — это городишко в 50 км от Орла. Женщина только что оттуда – ездила хоронить «бабу Кассу» — 80-летнюю Екатерину Степановну Гончарову, на чью пенсию выживало десятка два соседей.

— У нас когда все повалилось и государство нас бросило, люди с ума сходили: денег нет и взять их негде, — рассказывает Наталья. – Одна баба Катя не бедствовала – она к нам из Сибири перебралась, домик купила и пенсия у нее оказалась хорошая, с северными надбавками. Семьи нет, помогать некому. До последнего дня давала в долг – сначала ближним соседям, а потом уже всем, кто просил. Отдавали, конечно. Как не отдать, если за твоей спиной очередь – тому ребенка в школу собрать, этому дров на зиму. Меня она буквально выпихнула из города. В 94-ом это было… Приходит: «Я тебе собрала деньжонок, езжай в Орел, нечего здесь высиживать». С ее пенсии я и начала вставать на ноги. Многие так же. Потому и на похоронах люди плакали – она одна заменяла нам всю социальную защиту.

Со своей будущей пенсии Наталья не то что не защитит ближнего – кошку не прокормит. В прошлом году женщина решила полюбопытствовать, что ее ждёт в награду за 35 лет трудового стажа. Удовлетворить такое любопытство нынче не сложно — достаточно запросить через госуслуги «Сведения о состоянии индивидуального лицевого счёта застрахованного лица». В переводе на нормальный язык — это, собственно, единственная бумажка, которая может дать представление о твоей пенсии на текущий момент, даже если она ещё (по возрасту) не положена.

— Углубившись, я малость поскучнела, — говорит Наталья. — На ту сумму, которую государство мне пока гарантирует, особо не пожируешь — это 7 700. Я пошла работать сразу после школы, в 1983-ем. Руководитель драмкружка, худрук в сельском доме культуры, директор. Училась заочно. Закончила – ДК закрыли, потом он сгорел и следа не осталось. Работала приемщицей на элеваторе, диспетчером в автоколонне, но к середине девяностых все разрушилось и закрылось. Потом с легкой руки «бабы Кассы» оказалась в частных компаниях – сама торговала как ИП, устраивалась «помогайкой» к разным предпринимателям, возившим товар из Китая и Турции. Все помнят, как платили зарплату частники и как они отчисляли за нас взносы?

В этом месте повествования Рита Фатьянова отвернулась. Три года она сама была работодательницей у Натальи, платила мало и неаккуратно («да не с чего же было! Только название, что бизнес, а по сути – кормушка для проверяющих»). Один раз- в 1997 году – Фатьянова все-таки перечислила в ПФР за Наталью сумасшедшие по нынешним временам деньги — почти семь миллионов рублей! ПФР, правда, Наталью огорошил: эти деньги не в счёт. Всё, что было до 1998 года он по необъяснимым причинам учитывать не собирается. Впрочем, что здесь необъяснимого? Семь миллионов рублей взноса на Натальину пенсию были внесены до деноминации тогдашнего одеревеневшего рубля. По нынешнему «курсу» — это всего семь тысяч, хотя в пенсионной бумажке продолжают значиться семь миллионов. Как считать эти деньги? По их покупательской способности на тот период? А если вдруг возникнет вопрос возврата советских «пенсионных накоплений» по покупательской способности советского рубля? Конечно, проще сказать: «Ничего не знаем», не объясняя, почему.

— Да если бы только это, — грустит Наталья — ПФР где-то накопал сведения об абсолютно всех моих местах работы, включая далёкие советские времена, но за них мне в качестве бонуса полагались круглые нули. То есть, получается, при СССР я фактически не работала и ни шиша на свою старость не заработала.

Пришлось нам напрячь память, чтобы вспомнить, как вообще формировались советские пенсии. Закрались подозрения, что наш нынешний любимый Пенсионный фонд чего-то недоговаривает или лукавит.

Если кто не в курсе, советское пенсионное обеспечение формировалось почти по такому же принципу, что и сейчас — за счёт отчислений предприятий и организаций, или, говоря по-современному, работодателей. Разница лишь в том, что в СССР не было профильных фондов, как и не было, разумеется, серых зарплат, работодателей-капиталистов и даже духа каких-либо кривых схем, позволяющих объехать жёсткую систему учёта и контроля, чем, собственно, и был силён социалистический строй. Пенсии рядовым советским пенсионерам начислялись по единой шкале, представлявшей собой процентное соотношение самой пенсии к конкретной заработной плате с определённым минимумом и «потолком».

— Так было понятнее, — подтверждает участница нашего «девичника» Валентина Дмитриевна. – Я уходила на пенсию в 1990 году с должности инженера-конструктора на «Дормаше», сколько мне начислят, знала задолго до этого. Могла нагадить перестройка, но все обошлось, свои 110 рублей я получила. Помимо денежных выплат полагалось ещё и 85 руб. неденежных благ — бесплатная медицина, бесплатные путёвки, другие льготы. Но этим я уже воспользоваться не успела. Позднее, когда на 110 рублей жить стало невозможно, удалась сделать перерасчет. Пришлось побегать, собирая справки о зарплате, но нашла период, когда мне платили зарплату начальника отдела и ежемесячные премии – пенсию удалось увеличить почти вдвое. Я это к тому, что в государстве жёсткого учёта и контроля сведения о заработках граждан не могли куда-то запропасть, как это, видимо, полагает ПФР, обнулив людям советское прошлое.

Но Рита Фатьянова Пенсионному фонду ничего не доказала, хоть и побегала по архивам и набрала справок о своем советском заработке и о доходах в качестве предпринимателя. Их либо не признали, либо потребовали подтверждения от фирм, которых уже не существует в природе. Результат этой действительно адовой работы с обиванием порогов, поездками и бесконечными ожиданиями – минимальная пенсия в 8 120 рублей, не дотягивающая даже до прожиточного минимума в регионе.Остальное ей простили. Совсем. Еще раз – она будет получать столько же, сколько получают люди, которые вообще ни дня не работали официально. Ей еще и попеняли, что сама виновата, – надо было больше отчислять в ПФ, а не таскать мешки с товаром из-за границы.

Добиться лишней пенсионной копеечки удается единицам, потому что народ у нас в основном, доверчивый: сколько государство начислило — и на том спасибо. А вот задавался ли кто-то вопросом: чем таким грандиозным занимается ПФР, что граждане сами вынуждены искать сведения о заработках и чего-то в пенсионных офисах доказывать?

 

— ПФР создавался не для того, чтобы улучшать жизнь пенсионеров, а для того, чтобы ее окончательно заморочить, — заявил «НИ» экс-сотрудник Федеральной службы государственной статистики Виталий Симонено. — В Советском Союзе жить на пенсию было в два раза легче, чем сейчас. Но и пенсии формировались совсем не так, как теперь. Сегодня если бы государство не брало на себя обязательство выплачивать вам пенсию, то каждый месяц из вашей зарплаты не вычитали бы ту часть денег, которую сегодня из неё изымают, направляя в Пенсионный фонд. Это называется системой солидарного пенсионного обеспечения. В СССР существовала другая система — зарплату вам выдавали целиком, а пенсию начисляли из государственных или колхозных средств. Разница принципиальна: сегодня пенсия — это не государственные, а ваши деньги, которые государство вам обязано, как любое сбережение, вернуть сполна. Так что сегодня чиновники, замораживая накопительные части пенсий, задерживая их индексацию, возвращая едва половину доверительно отложенных на пенсию средств, воруют не государственные деньги, а наши. Воруют в том числе и у меня — я тоже пенсионер. Каждый месяц у меня забирали в пересчёте на нынешние деньги по 40 тыс. руб., а платят из них только по 20 тыс.! Они украли наши пенсионные деньги — так же, как раньше украли сбережения людей. Пенсии — это такие же трудовые сбережения, для которых у каждого должен быть индивидуальный пенсионный счёт. А тут всё ссыпали в общий котёл и теперь пойди разберись…

Разобратьсяя с этим мы просто не успеваем. Чуть ли не ежегодно в стране объявляют об очередной пенсионной реформе, уверяя: ну теперь-то граждане точно смогут обеспечить себе достойную старость. Но реформа проходит за реформой, и вновь выходящее на пенсию поколение в ужасе смотрит на документ, в котором значится сумма 12, 15, а то и 7 тысяч рублей. Почему, сколько бы ты ни работал, в старости тебя подстерегает нищета?

 

 

По мнению специалистов, пенсионный закон 1990 года (действовал до 2002 г.) был самым понятным и прозрачным с точки зрения начисления пенсий. Мужчине надо было отработать 25 лет, женщине — 20. За каждый дополнительный год стажа пенсия увеличивалась на 1%. Размер её считался в зависимости от зарплаты — можно было выбрать среднюю за любые 5 лет непрерывного стажа или за 2 года перед выходом на пенсию. И любой человек мог заранее рассчитать, на что придётся жить в старости.

 

 

Однако новый закон 2002 г. аннулировал ранее заработанные гражданами пенсионные права, и все пенсионеры получили минималку в 4,5 тыс. руб. Это было преступление. Спустя 10 лет государство признало ошибку и провело валоризацию — сделало перерасчёт тем, кто работал до 1 января 2002 г. У некоторых пенсии выросли на 30%. Но «новым» пенсионерам пенсии стали считать по новой схеме. Люди даже с высокими доходами и большим стажем теперь могут рассчитывать на пенсии максимум в 15-17 тыс. руб. Те, у кого были низкие ставки, получают и вовсе 7-8 тыс. руб. Вот почему люди продолжают работать даже в преклонном возрасте. Не от хорошей жизни это происходит.

 

 

— Если закон 2002 г. перечеркнул то, что люди заработали до этого, то новый, 2015 года, окончательно всё запутал, — говоритпрофессор Московского юридического университета Ольга Пучкова. — Формально он вроде бы ничего не изменил — есть страховые взносы, учитываются стаж и зарплата. Но у нас отняли реальные пенсионные права, заменив рубли баллами. Кто выиграл? Доля расходов на дефицит Пенсионного фонда снизилась в федеральном бюджете на треть, с 21 до 14%, — но этого хватило на менее чем на 3 года. Теперь повышают пенсионный возраст на 5-7 лет — ну не иначе, чтобы продлить себе удовольствие. Простых людей новая реформа приведет все к тому же печальному результату: какую пенсию государство захочет вам дать, такую и даст.

 

 

Умение обходиться минимальным, отказывая себе в еде и одежде — станет привычным образом жизни не только нынешних, но и будущих пенсионеров. Увы, но, в общем-то, человек труда в нашей стране, лишенный материальных прав на общенациональные богатства и не имея никаких инструментов влияния на власть , обречен жить бедно, — заключает эксперт. – Побочный эффект этой обреченности – социальная апатия и дебилизация населения.

 

 

Как ни странно, даже в нашем маленьком коллективе не все возражают против этой кармы.

 

 

— Не жили богато, незачем и начинать, — вступает в дискуссию Ирина Павловна, наконец-то насытившаяся за богатым столом начинающей пенсионерки Риты. Девушки переглядываются: их подруга нормально ест только по праздникам или когда приглашают в гости. В остальное время она поддерживает существование жесточайшей диетой в рамках десятитысячной пенсии и чтением рекомендаций «Как сократить расходы, чтобы уверенно смотреть в будущее». Складные рекомендации публикуются на сайте, явно принадлежащем пропагандистам из ПФР или Госдумы, заботливые рангом пониже до такого и не додумаются. Кое-что корреспондент «НИ» записала со слов Ирины Павловны. Только не смейтесь, она шпарила наизусть:

 

 

«Оптимизируйте питание: завтрак из яйца и бутерброда гораздо дороже, чем каша с сахаром или без него. Из вторых блюд выбирайте такие, которые вроде и бы с мясом, а вроде бы и мало его. Например, по принципу плова можно готовить не только рис, но и гречку, пшенку, макароны. Отдельно тушить куриные крылышки (хватит двух). Все смешиваем и получаем вкусное, сытное блюдо на целую неделю. Одежда: избегайте импульсивных покупок. Выбирайте, что устраивает по качеству, и из этих вещей покупайте самое дешевое. Покупайте одежду по размеру. Если она чуть маловата, может стираться или рваться по шву, если велика — зацепитесь еще обо что-то и порвете. Энергосбережение: не давайте накипи накапливаться в вашем чайнике. Чем больше её, тем дольше греется чайник и поглощает электроэнергию. С помощью пластиковой бутылки экономьте на сливании воды в бачке. Внутрь поместить пластиковую бутылку с водой. Унитаз будет работать, а сливать меньше. Экономия значительная.»

 

 

— Я так живу уже восемь лет, — дрогнувшим голосом говорит женщина, в прошлом довольно известная в Орле — 30 лет отработала на предприятии, которое обеспечивало телефонную связь нескольких посёлков, предприятий, соцучреждений. В канун наступления пенсионного возраста её сократили, заменив компьютером. Два года никуда не брали, проела все накопления: две тысячи в месяц уходило на коммуналку, раз в год 10-15 тысяч тратила на дрова, из еды покупала хвосты минтая и полбуханки хлеба на два дня. Родных нет, сидеть на шее у подруг стыдно: «У Риточки бизнес лопнул, она сама вся в долгах. Наташенька в библиотеке на 11 тысяч, двое детей. Анечка побогаче, у нее квартира от родителей, сдает в аренду, а с работой и у нее плохо – только устроится, фирма обнакротилась или платят». Ирину Павловну в конце концов взяли продавцом, в магазин к частнику, без оформления.

 

 

— Оттого и пенсия такая, — вздыхает она. – Но я ее все равно ждала с нетерпением и работу оставила с удовольствием. Хотелось свободно зажить: заняться своим здоровьем, больше уделять времени хобби и чтению, а не вскакивать и бежать каждое утро «вкалывать».

 

 

Ничего не изменилось. В меню женщины по-прежнему хвосты минтая и кожа курицы. Она не ходит к врачам — ни к платным, ни к бесплатным. Лекарства «прописывает» себе сама, тратя на них от 500 до 1000 руб. в месяц. На еду — 150 рублей в день. С каждой пенсии старается пополнять запас круп, сахара, консервов. В итоге на продукты тратит 5000 руб. в месяц. Спасает огород, где пока ещё хватает сил выращивать овощи и картофель. Это – «хобби», о котором мечтают все малоимущие пенсионеры страны.

 

 

Подрабатывать уже не в состоянии, да и кризис не дает возможности найти хоть что-нибудь — любую работу рвут те, кто помоложе. И она входит в их положение и в положение правительства, на плечах которого висит 42-миллионня армия пенсионеров, — тоже:

 

 

-Прокормить нас, неработающих, все труднее, поэтому ждать повышения пособий как «манны небесной» не приходится. Не спорю, не все пенсионеры «обижены»: сотни тысяч бывших чиновников получают немало. Но это лишь часть страны. Оставшиеся миллионы- инвалиды, пенсионеры по старости — имеют такие же мизерные средства, как и моя пенсия, и даже меньше. Но отчаиваться по этому поводу не следует, нужно научиться жить на то, что есть.

 

 

— Тоска беспросветная, — говорит Анечка, с которой мы покидаем гостеприимный дом начинающей пенсионерки Риты. – Бабка Ира – дремучая. Всем довольна, со всем соглашается… Вот из-за таких с нами и делают, что хотят.

 

 

Да, нашли виноватую. Только она не бабка, ей всего 58 лет. Моей собеседнице 43. На пенсию через двадцать лет. Еще неизвестно, за какую косточку придется вилять хвостом ей самой.

 

 

Для мрачных мыслей есть весомая причина. В 1952 году была принята 102-я конвенция Международной организации труда «О минимальных нормах социального обеспечения», которая установила: уровень пенсионного обеспечения не может быть меньше 40% от утраченного человеком заработка. Это международный стандарт. Прошло 66 лет, Россия до сих пор не ратифицировала конвенцию, потому что не может гарантировать своим пенсионерам даже минимальный уровень замещения в 40%. Возможно, через двадцать лет новому поколению стариков повезет. При условии, конечно, что они доживут до пенсии и у них будет заработок, на сорок процентов от которого можно купить не только хвосты минтая.

 

 

 

 

Click to comment

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

To Top
 
Перейти к верхней панели