#История

33 забытых сталинградских «панфиловца»

Они победили, не потеряв ни одного бойца. Схватка тридцати трёх советских воинов с 70 фашистскими танками. Сталинград 24 августа 1942г.

Об этом бое известно многое, но в наше время о нем практически ни кто не знает и даже не слышал. Много споров ведется вокруг боя дивизии Панфилова на разъезде Дубосеково. Много споров вокруг боя старшего лейтинанта Зиновия Колобанова на подступах к Ленинграду. Причина спора по этим событиям понятна: разночтения в документах, не сразу составленные рапорты, в которых есть некоторые неточности, дающие пищу для различных кривотолков. Но об бое «тридцати трех» во времена Сталинградской битвы было известно все. Документы, рапорты, опрос всех участников. Поименный список бойцов участвовавших в данном сражении. Но сразу после войны о нем «забыли» все.  В официальных СМИ о нем вообще нет упоминаний. Неудобный бой для официоза? Много не удобных вопросов возникает читая об этом подвиге. 33 бойца, 28 из них необстрелянные, для которых этот бой был первым в их жизни. Старший из командиров Л. Ковалев не кадровый военный, по гражданской специальности заведующий сберегательной кассой. Без тяжелого вооружения. На руках только легкое стрелковое вооружение, найденный тут же на позиции один брошенный ПТР  и ящик с бутылками с зажигательной смесью, так же найденный на этой позиции. В одном бою уничтожают 27 фашистских танков и более 150 гитлеровцев. Все остаются живыми. Вопрос, а что тогда делали те, у кого было тяжелое вооружение? Почему у кого была, и выучка, и вооружение за 6 дней сдали Минск? Почему они бежали с позиций бросая оружие, которым враг им же бил в спину? Почему в котлы попадали целые армии?

«Подвиг – он от слова подвигать. 

Слабых — к цели,

К мужеству отставших. Подвигать.

Погасших  — зажигать!»

Из воспоминаний генерала армии А. И. Ерёменко «Мемуары. Сталинград. Записки командующего фронтом»:

«… Еще 21 августа в районе Самофаловка, Широков, Лозное началось сосредоточение войск, высвобожденных путем перегруппировки и маневра, а также прибывающих из резерва Ставки. Образованная здесь группа в составе 35-й гвардейской стрелковой дивизии и 169-й танковой бригады предназначалась для контрудара по противнику с северо-запада (схема 8). Командовать группой был назначен заместитель командующего Сталинградским фронтом генерал-майор К. А. Коваленко. Уже во второй половине дня 23 августа эта группа с рубежа Котлубань, Самофаловка контратаковала противника. В упорных боях 35-я гвардейская стрелковая дивизия прорвалась в район Большой Россошки, где мужественно оборонялась 87-я стрелковая дивизия 62-й армии. Гвардейцы овладели Малой Россошкой.

In this staged photo by Pravda photographer Georgi Zelma (1906-1984), a Soviet assault group prepares to attack. Several different compositions of this view exist. It was taken at Stalingrad during the campaign, so it is a reasonable depiction of Soviet soldiers, although they are very well equipped, with helmets, warm padded vests, PPSh-41 submachine guns and hand grenades. Assault groups would storm German fixed positions and overrun them. They incurred heavy casualties.

Кровопролитные бои здесь велись с переменным успехом. Неувядаемой славой в этих боях покрыли себя воины 87-й и 35-й гвардейской стрелковых дивизий. Часто взводы и даже отделения вступали в борьбу с многократно превосходившим их противником и обращали его в бегство; были случаи, когда все защитники того или иного рубежа до последнего бойца гибли, но не оставляли позиций.

Именно на этом участке в те дни совершили подвиг тридцать три русских богатыря, сибиряки и дальневосточники, весть о которых облетела всю страну.

Первым известием о них было следующее сообщение из 87-й стрелковой дивизии: «Группа красноармейцев и командиров 1379-го стрелкового полка в количестве 33 человек под командованием младшего лейтенанта [148] А. Г. Евтифеева, младшего лейтенанта Г. А. Стрелкова, заместителя политрука Л. И. Ковалева и старшины Д. И. Пуказова, будучи разъединена на мелкие группы и попав в окружение немецких танков в районе М. Россошка, уничтожила 27 вражеских танков и 153 солдата и офицера. В трудных условиях в течение двух суток она вела борьбу против 70 фашистских танков».

Все тридцать три героя были, потом в штабе фронта и подробно рассказали об этих двух днях своей беспримерной борьбы…»

23 августа 1942 года немецкие войска прорвали линию фронта на стыке 4-й танковой и 62-й армий и двинулись к Сталинграду. В 40 километрах от города, недалеко от населенного пункта Малая Россошка, оборону в районе высоты 77,6 занимал разведывательный взвод 1379-го полка, 87-й стрелковой дивизии под командованием лейтенанта Шмелева и политруком Шибаевым, взвод автоматчиков во главе со старшиной Дмитрием Пуказовым и связисты, которыми руководил младший политрук Алексей Евтифеев. Связисты заняли оборону на правом фланге высоты, разведчики и автоматчики – на левом.

Бойцы, в большинстве своем еще необстрелянные в сражениях новички, даже не видевшие живого врага, его танков и самолетов, расположились в уже готовых окопах, которые предусмотрительно значительно углубили и хорошо замаскировали.

Почти два дня противник бомбил высоту с воздуха, вел непрерывный обстрел из орудий. Из 58 ее защитников в живых осталось лишь 33. Тяжело ранены были командир взвода разведчиков Шмелев и политрук Шибаев, который, понимая, что теряет сознание, подозвал к себе своего заместителя Ковалева и из последних сил произнес: «Бери команду на себя, я больше не могу…»

Немецкие орудия смолкли, однако сомнений у взвода не было — это затишье перед бурей. Враг получил приказ взять Сталинград к 25 августа, и он ни перед чем не остановится, чтобы отвоевать занятую советскими бойцами высоту.

Выжившие защитники начали подготовку к предстоящему бою, к последнему, как они были уверены. Углубили окопы, как могли, укрепили и замаскировали их. Подсчитали скромные боеприпасы: бутылки с горючей смесью, гранаты, автоматы, винтовки…

Младший политрук Евтифеев добыл в соседнем окопе противотанковое ружье и патроны. Все начали осматривать, ощупывать бронебойку, трогать затвор — ни одному из бойцов еще не доводилось из нее стрелять.

Старшие по званию вели беседу с подчиненными, подбадривали их хорошими новостями с Западного и Калининского фронтов, где советские войска прорвали оборону противника…

Так в напряжении и гнетущем ожидании прошел почти весь день.

24 августа незадолго до захода солнца со стороны Котлубани показались немецкие танки, за которыми наступало два батальона пехоты. Разгорелся страшный бой…

Центральным Государственным музеем Советской Армии, а ныне Российской Армии, на протяжении ряда лет собирались многочисленные документы, материалы об этом сражении, рассказы воинов, принимавших непосредственное в нем участие.

«Сидим в окопах, разговариваем, – вспоминает заместитель политрука Леонид Иванович. – Вдруг наш наблюдатель доложил: появились танки. Мы выглянули из окопа: ползет большая колонна танков. Штук пятьдесят. Стало жутко. У меня сердце защемило, но ничего не поделаешь. Я подал команду: «Приготовиться к бою, раздать бутылки, гранаты, зарядить винтовки, автоматы». Вот машина вскочила на окоп и стала двигаться туда и сюда, стараясь завалить его. Но окоп целехонек. Только края осыпаются. Ну, думаю, значит, в окопе бойцу танк не страшен, ничего с нами поделать не может. И прежде чем танк сошел с окопа, я скомандовал: «Бутылки к бою!»

Прогремели первые выстрелы из окопа — младший политрук Евтифеев встал за противотанковое ружье. Подбив несколько боевых машин, он доверил оружие Георгию Стрелкову. А вражеские танки все шли и шли, не останавливаясь перед потерями. Огонь не смолкал, командиры отделений Михаил Мингалев, Владимир Пасхальный и Андрей Рудых следили за перемещением танков и указывали цели для уничтожения. Сражались красноармейцы слаженно: как только артиллерийский огонь достигал немецкого танка, из которого вскоре начинали выбираться нацисты, пулеметчики Пуказова расстреливали их.

Подходя к передовой вплотную, немцы старались засыпать окопы гусеницами танков. Но впустую: за ночь бойцы смогли хорошенько углубить и укрепить их. Вооруженные бутылками с зажигательной смесью защитники обстреливали вражеские танки, один за другим выводя их из строя.

Боеприпасы заканчивались. Пополнить их было негде. Помощи ждать не от кого. На вопрос одного из автоматчиков о том, что делать дальше, старшина Пуказов ответил: «Биться до последнего. В случае чего живыми гадам не сдадимся».

Из последних сил советские бойцы продолжали сражаться. Поздней ночью, потеряв 27 танков и около 150 солдат и офицеров, немцы были вынуждены отступить. 33 защитника отстояли занятую высоту, не дав врагу подступить к Сталинграду.

Глубокой ночью группа героев, выяснив, что в этом районе не осталось подразделений 1379-го полка, присоединились к учебному батальону 35-й гвардейской стрелковой дивизии, а затем направились в расположение своей части.

За совершенный подвиг бойцов наградили орденами и медалями. Известный писатель и публицист Илья Эренбург написал о них: «Тридцать три не дрогнули. Они уничтожали танки пулями, гранатами, бутылками. Они уничтожили двадцать семь танков. Еще раз русское сердце оказалось крепче железа. Если чужестранец нам скажет, что только чудо может спасти Сталинград, мы ответим: разве не чудо подвиг тридцати трех? Враг еще не знает, на что способен русский человек, когда он защищает свою землю 33 советских бойца на подступах к Сталинграду».

В дни Сталинградской битвы все фронты облетела весть о легендарной схватке тридцати трёх советских воинов с 70 фашистскими танками, которая произошла 24 августа 1942 года недалеко от хутора Малая Россошка близ Сталинграда.

Вот имена этих героев:

Ш.Х.Башмаков,
Н.С. Власкин,

Ф.Гайнудинов,
П.Я.Дендобрий,
А.Г.Евтифеев,
Ф.Н.Жезлов,
Н.И.Иус,
С.В.Калита,
Л.И.Ковалев,
М.В.Кондратов,
Л.Г.Луханин,
В.И.Матющенко,
В.А.Мезенцев,
П.О.Мельник,
В.И.Мельниченко,
М.И.Мингалев,
П.Д.Назаренко,
В.И.Пасхальный,
К.Ф.Пономарев,
П.П.Почиталкин,
С.Н.Прошив,
Д.И.Пуказов,
Н.Ф.Пьяночкин,
А.Г.Рудых,
И.М.Ряшенцев,
Г.А.Стрелков,
И.С.Тимофеев,
К.К.Титов,
М.И.Толкачев,
И.Е.Хоржевский,
Н.И.Черноус,
Н.П.Юрпалов,
В.Т.Яковенко.

 

Награждение:

Орденом Ленина:

заместитель политрука Л.И. Ковалев,

младший политрук А.Г. Евтифеев,

младший лейтенант Г.А. Стрелков,

младшие сержанты М.И. Мингалев и В.И. Пасхальный,

рядовые С.Н. Прошин и В.И. Матюшенко

 

Орденом Боевого Красного Знамени:

старшины Д.И. Пуказов и Л.Г. Луханин,

старший сержант П.П. Почиталкин,

младший сержант Л.Г. Рудых,

рядовые В.А. Мезенцев, И.М. Ряшенцев, С.В. Калита, Н.Ф. Пьяночкин, Н.С. Власкин, Н.И. Иус, Ш.Х. Башмаков и Ф. Гайнудинов

 

Остальные воины были удостоены медалей «За отвагу» и «За Боевые заслуги»

 

Ниже выдержки из работы школьницы, ученицы 10 «Б» класса Великодневой Дарьи СОШ №75 Красноармейского района города Волгограда.

Вот как вспоминал о том бое Георгий Андреевич Стрелков:

“Впервые поняли мы почем фунт лиха 23 августа, то есть накануне боя. В двадцатых числах августа мы, дальневосточники, прибыли под Сталинград. Эшелон выгрузился в километрах за пятьдесят от местечка Большая Россошка. Двинулись к передовой. Было воскресенье. Мы бодро стучали сапогами по пыльной дороге. Даже не верилось, что впереди идут бои, льется кровь, горит земля. Вдруг на горизонте показалась какая-то точка. С каждой минутой она нарастала, приближалась. Это был самолет странной конструкции. “Рама”, — определили обстрелянные фронтовики. — Ну, теперь берегись!”.

Вскоре показались бомбардировщики. Они шли волна за волной. У них была одна цель — Сталинград. Но упускать такой лакомый кусочек, как мы, они не собирались. Сколько лет прошло, но до мельчайших подробностей запомнил те страшные часы. Такого страха больше никогда не приходилось испытывать. Спрятаться в степи негде, прижались к земле, а на тебя сыплются бомбы. Полегло там нашего брата… От прямого попадания погибла наша техника. Отбомбившись и расстреляв весь боезапас, немцы решили еще и потешиться. Включили сирены и с воем пикировали на нас.

Всему приходит конец. Кончился и этот ад. Мы отошли к Малой Россошке. Нам приказали занять высоту 76.3. Немного отдохнули и стали рыть окопы. Закопались глубоко. Как же это потом нам помогло».[1,С.1].

В числе 33-х бойцов оказались 18 разведчиков, 10 автоматчиков и 5 связистов. Связисты заняли оборону на правом фланге, разведчики и автоматчики – на левом. Вооруженные одним противотанковым оружием «ПТР» с 25-ю патронами нему, ручным пулеметом с 8-ю заряженными дисками, автоматами и винтовками по 250 патронов, а также гранатами и бутылками с зажигательной смесью.

«Положение усугублялось тем, что много было новичков, большинство из них впервые в жизни видели живого врага. Однако, очутившись в таком опасном положении, воины не дрогнули. Заместитель политрука Леонид Ковалев обратился ко всем, кто мог его услышать в грохоте боя: «Товарищи! Дело обстоит так: или враг нас, или мы его. Я думаю, что мы его». Рядом находился окоп с группой связистов во главе с младшим лейтенантом
Евтифеевым. Все они дружно поддержали Ковалева, дав клятву победить или умереть [1,С.1].

«Примерно в 16 часов с соседней высоты 142,6 показалась первая группа из 15 танков, которая направлялась на первый фланг. Когда они приблизились, меткий огонь открыли бронебойщики, но неприятельские танкисты, обходя подбитые машины, упорно лезли вперед. Вот передовые танки уже достигли окопов, вот один из них переваливает через окоп, осыпая землей сидящих в нем. Однако и это не обескуражило воинов, проявивших выдержку и мужество.

Солдат Семен Калита поднялся над окопом и метнул бутылку с горючей смесью. Мгновение — и танк запылал. Примеру Калиты последовали остальные. Сам Калита поджег еще два танка. Три танка меткими ударами зажег младший сержант Владимир Пасхальный. Танкисты поспешно покидали горящие машины, но большинство из них тут же падали, сраженные пулями автоматчиков, среди которых особой меткостью отличался солдат Василий Матюшенко».[2,C. 153]

Первая вражеская атака захлебнулась. Оставив на поле боя 13 подбитых и горящих танков и несколько десятков убитых и раненых, враг откатился.
Прошло еще несколько часов. Гитлеровцы начали новую атаку против горстки героев. Теперь основной удар был направлен на фланг, где оборонялись связисты, но их позиции заранее были подготовлены с расчетом на круговую оборону.

«Младший лейтенант Евтифеев подсчитал патроны к бронебойке (их оказалось всего 20). «Не больше чем один — два патрона на танк», — прикинул он, вместе со своими подчиненными подготавливая оружие.
Машины шли развернутым строем. Подпустив их на расстояние выстрела, младший лейтенант выпустил шесть пуль и подбил четыре танка.
Остальные упрямо продолжали движение. Скоро патроны иссякли. Грозно движется к окопу, гремя гусеницами и беспорядочно стреляя, стальное чудовище. Сержант Фомичев крепко сжал в руке противотанковую гранату. Он ждет команды. Вот и она: «Бросай! Пора!». Всего 7–8 метров разделяют окоп и танк. Резко выпрямившись, сержант с силой швыряет гранату. Взрыв. Танк остановился. Так были отбиты и все последующие атаки врага, непрестанно наседавшего в течение двух дней.[2,C. 154]

27 вражеских танков было выведено из строя, уцелевшие повернули обратно. Более сотни гитлеровских солдат и офицеров осталось на поле боя убитыми. С нашей стороны был ранен лишь подносчик патронов Филипп Жезлов.
Кроме уже названных товарищей, следует указать на младшего сержанта Михаила Мингалева, солдат Ивана Тимофеева, Никифора Иуса, Николая Власкина, подбивших по одному — два танка».

Все тридцать три героя были в штабе фронта и подробно рассказали об этих двух днях своей беспримерной борьбы. Правда, каждый из них меньше всего говорил о себе, но с восхищением рассказывал о подвигах товарищей. Из их рассказов составилась довольно полная картина событий.

За этот подвиг семь человек были награждены орденом Ленина, двенадцать – орденом Красного знамени, остальные участники боя были удостоены боевых медалей.

После событий в Россошках фронтовые газеты наполнились призывами повторять действия 33-х героев. «Боец! Защищай Сталинград, как 33 героя, отразивших атаку 70 фашистских танков!» «Сражайся за Сталинград, как Титов!» «Бойцы, истребляйте вражеские танки, как красноармейцы Калита, Прошин, Ряшенцев, младшие политруки Ковалёв и Евтифеев».[2,C. 1]

Кроме того, вдоль дорог ставили щиты с подобными вышеуказанными надписями. В газетах было опубликовано письмо обращение 33-х героев. В своем обращении к защитникам Сталинграда они писали: «К вам, доблестным защитникам Сталинграда, мы обращаем свое слово. Вот уже в течение месяца идут ожесточенные бои за город Сталинград. Нам наша большевистская партия, наш народ, наша великая Родина поручили не допустить врага к Волге, защитить родной Сталинград. Выполняя волю советского народа, нашей Родины, большевистской партии, мы, бойцы части товарища Казарцева, устояли против превосходящих сил врага и не пропустили его. Нас было 33 человека. Под огнем артиллерии, минометов, под разрывом бомб с вражеских самолетов мы не только устояли, отбили фашистов, но и нанесли немалый урон врагу своим метким, снайперским огнем. Против нас двинулась колонна в 70 танков, много пехоты. Слов нет, страшно нам стало. Но, собрав свою волю, мы под командованием младшего лейтенанта Евтифеева А. Г., заместителя политрука Ковалева Л. И. и старшины Пуказова Д. И. решили принять атаку танков и начать бой…

И что же? Мы победили! Почему мы победили? Потому что мы ненавидим врага всеми силами своей души, горим местью за злодеяния гитлеровских извергов, потому что мы ведем справедливую войну, защищаем нашу Родину, наш Сталинград, нашу родную Волгу. Мы победили потому, что были стойкими, храбрыми и установили железную дисциплину, единую волю и единое стремление в своих рядах. Почти половину уничтоженных танков подожгло дисциплинированное, стойкое отделение младшего сержанта М. И. Мингалова. Вот почему, обращаясь к вам сегодня с этим письмом и рассказывая о своих боевых успехах, мы призываем вас, воины Юго-Восточного фронта, стоять насмерть, стойко и непоколебимо защищать родной Сталинград, священные берега любимой, воспетой нашим народом реки Волги. Ни шагу назад! Проявим все, как один, беззаветную храбрость, стойкость и геройство в борьбе с зарвавшимся врагом. Вперед, на врага!…[3, С.48-51]

Это обращение,  доведенное до каждого бойца фронта,  породило еще большую решимость  остановить врага, преградить ему путь к Волге, к Сталинграду. Такая мощная пропаганда не могла не дать результатов. Так, например, когда в декабре 1942 года 24 воина 1378 полка под командованием подполковника Диасамидзе М. в районе Верхнекамска уничтожили 18 танков и более 300 фашистов, то газеты писали следующее: « 24 отважных воина повторили подвиг 33-х».[2,C. 156]

 

P.S.

— заведующий сберегательной кассой при Преображенском рыбокомбинате, что в Приморском крае, Леонид Ковалев (26 лет)

— рабочий этого же рыбокомбината Николай Пьяночкин

— приморцы Владимир Пасхальный, Николай Власкин, Василий Матюшенко

— Иван Ряшенцев из Владивостока,

— Семен Калита из села Киевка Лазовского района края

 

Литература:
[1]Ежедневная краевая газета «Забайкальский рабочий». Статья «Повторившие подвиг панфиловцев» 1.08.2012г. С.1

[2]Еременко А. И. Мемуары. Сталинград. Записки командующего фронтом. — М.: Воениздат, 1961. Глава VI. Борьба у стен Сталинграда. С.151-159

[3] Санжара А. Подвиг тридцати трех. Владивосток. 1969. С.1,48-51

[4] Кондауров И. Ярость благородна. Волгоград,1986.С.24-25

 

http://mikle1.livejournal.com/7626222.html

http://fishnews.ru/mag/articles/5459

http://militera.lib.ru/memo/russian/eremenko_ai2/06.html



Click to comment

Добавить комментарий

To Top
Перейти к верхней панели