#История

Упырь – не Сталин. Упыри – те, кто сегодня хотят судить его кривым судом

На сегодняшний день не канонизирован, не превращён десталинизаторами в святого только один враг Сталина: Адольф Гитлер. Впрочем раскольничья эстонская евангелическо-лютеранская церковь успела уже причислить рейхсканцлера Гитлера к лику святых великомучеников… Но все остальные, кто отметился враждебностью к сталинскому СССР, включая даже и ближайших соратников Гитлера – идеализированы и канонизированы болтунами «перестроечного» разлива.

1. Все, кто был осужден в сталинское время – голословно объявлены «невиновниками», жертвами произвола и безумия.

2. Количество осуждённых умножается в больном воображении либералов на несколько порядков. Три миллиона по разным причинам пострадавших – объявляются тридцатью, шестьюдесятью, сотней миллионов «невинных мучеников».

3. Сталинским карательным органам приписывают немыслимые зверства, изощрённые пытки. Отсидевшие свое бандеровцы, дожившие батальонами до столетних юбилеев, врут про «невыносимые условия содержания» в сталинских лагерях (после которых они даже не потеряли способность ходить на фашистские марши в столетнем возрасте!)

4. Все, кто так или иначе пострадал в сталинские годы – выставляются личными жертвами Сталина. Это так же безумно, как назвать 2 млн. современных американских заключённых «жертвами Обамы» или «жертвами Трампа».

 

Совершенно очевидно, что репрессии 1937-38 годов в СССР были чрезмерными, что через их горнило прошло немало невинных людей, что для многих достойных сограждан они стали личной трагедией. В проведении репрессий оказались замешаны нечистые на руку лица, враги страны пытались использовать маховик террора в своих целях.

О масштабе репрессий свидетельствуют данные о числе лиц, подвергнутых преследованиям в 1937 и в 1938 гг. За эти два года в СССР было арестовано 1 372 392 человек. Из них 681 692 были казнены. Масштабы огромны: всего за два года – треть всех арестов и 85% всех казней, происшедших в СССР с 1921 по 1953 годы!

Несомненно огромное количество как судебных, так и политических ошибок, совершённых при организации «чисток». Но это не значит, что судебных и политических ошибок нет в карательной сфере США или Англии, современной РФ или в обезлюдевшей Прибалтике!

Ещё раз повторю: глупо и нелепо считать всех жертв невинными и вешать все на Сталина (старались с доносами больше именно враги его режима). А глупее и нелепее всего считать, что страна, осуществляющая такого масштаба и сложности цивилизационный переход, могла обойтись без ошибок и перегибов.

Нужно пожить жизнью человека из Старого Мира, рабочего или крестьянина, безработного или батрака, понять меру и степень их отчаяния, решимость любой ценой покончить с этим адом – прежней жизнью. Попробуйте влезть в шкуру того, кто живёт в гнилом углу барака, работает 14-15 часов в сутки, а зарплаты на еду еле хватает…

Попробуйте ощутить себя безлошадным мужиком в тёмной курной избе, в непролазной грязи и нищете – и вы начнёте понимать, почему этим людям не страшны была тюрьма и даже расстрел, почему их не шокировали эти расстрелы…

Причем и сегодня эта адская жизнь, которая страшнее смерти, никуда не ушла. Жизнь, представляющая из себя очень длительную и мучительную казнь, по сравнению с которой расстрел – гуманность. Во всем мире сейчас, по данным ООН, живут такой жизнью 1 миллиард 800 миллионов человек. Это те, которые выживают, в пересчёте на наши деньги, на тысячу рублей в месяц!

И когда из этой реальности, где доселе сидят почти 2 млрд. человек, происходит прорыв в Новый Мир, ставший привычным для современного горожанина, никто из пошедших в прорыв не считает ни собственных ран, ни тем более чужих. У человека, который достаточное время пожил в аду и вдруг поверил, что можно вырваться оттуда – совершенно иной накал эмоций, нежели у современных ленивых городских паразитов.

Именно поэтому для современников 1937 года важны были не его жертвы (действительно, колоссальные), а его перспективы. Так для бойцов, вырывающихся из казавшегося безнадёжным окружения, важен именно сам прорыв, азарт освобождения – а не потери сограждан.

 

Прошло не так уж много лет – но кардинально изменилось человеческое восприятие. Люди, вкусившие всех благ Нового Мира, созданного Сталиным – упрекают Сталина в том, что он вынужден был иметь дело с адским Старым Миром!

У людей утрачено (хотя усилиями Гайдаров и Кудриных помалу восстанавливается) представление о «жизни страшнее тюрьмы и смерти». И неблагодарные потомки считают только убитых Сталиным, забыв посчитать им спасённых. Всех, кому он дал светлое будущее, на протяжении десятков веков представлявшееся людям (в том числе и Европы) недостижимым прекрасным раем. И этот рай к 80-м годам ХХ века стал в СССР бытовой обыденностью!

Возьмите современного гастарбайтера, который корчится в вагончике на многоярусных нарах, больной сразу пятью болезнями, вдали от семьи, дома, «на заработках» – которые часто и не выплачивают. Представьте, что у него в руках оказалась винтовка: думаете, он пожалеет своего нанимателя, доведшего его до этого вагончика, этой нищеты в чужом краю, без прав и будущего?

Когда марксисты говорят, что капитализм растит своего могильщика, они имеют в виду высокие классовые материи: дескать это такой символический образ, фигура речи, аллегория. На самом деле капитализм с его зверствами растит из несчастных изгоев-лишенцев себе могильщика и палача в самом прямом смысле слова.

И эти изгои – вовсе не мы, пухлые, румяные, откормленные на мармеладе «внучата Брежнева», которым политический режим заботливо подтирал и нос, и задницу. У них иное представление о возмездии и иные счёты к «работодателям».

До тех пор, пока мы не способны понять ненависти изгоя к хозяевам жизни, мы не поймём ни 1937 года, ни его современников. Тех, кто жил там, а не задним числом занимается болтовнёй тут – давая оценки тому времени.

1937 году Лион Фейхтвангер писал о Москве: «Всюду беспрерывно копают, шурфуют, стучат, строят, улицы исчезают и возникают; что сегодня казалось большим, завтра кажется маленьким, потому что внезапно рядом возникает башня, – все течет, все меняется».

Не страх, не ужас, не смятение – а величайший оптимизм, вера в будущее целиком владели людьми. Люди думали о том, что кого-то где-то посадили или расстреляли не больше, чем мы думаем о резне хуту и тутси в Руанде. Потому что перед людьми открывались сказочные, небывалые перспективы. Именно поэтому 1937 год, как 1936 и 1938 годы, был отмечен небывалым ростом рождаемости в СССР.

 

В «обстановке ледяного ужаса» такого не могло бы быть: это современный человек, с пережору, от нечего делать, в условиях бытового комфорта склонен «бояться репрессий».

У людей 1937 года было куда больше насущных забот – и очень много огромной радости от расцветающей на глазах жизнь, новых перспектив. На пике репрессий (коснувшихся напрямую менее чем 1% жителей СССР) – люди нарожали столько детей, что в конце войны в школах пришлось создавать для них параллельные классов.

К 1937 году за 20 лет советской власти была полностью ликвидирована неграмотность. На селе, где проживала подавляющая часть населения – произошла колоссальная техническая революция в земледелии. Она кардинально облегчила жизнь и улучшила быт крестьян: из «земляных червей» они превратились в «железных всадников». Понять оптимизм, который вызывает появление трактора, может только человек, который многие годы пахал деревянной сохой!

Продукция всей промышленности СССР к концу 1937 года выросла в 2,2 раза по сравнению с 1932-м, в 5,9 раза по сравнению с 1913-м. США для такого роста промышленности потребовалось почти 40 лет – примерно с 1890 по 1929 года.

Демасштабирование эпохи производится десталинизаторами вопиющими методами. События важные и значимые вытесняются из памяти – вместо них выпячиваются на первый план маловажные, второстепенные.

Под влиянием лживой пропаганды понятие «37-й год» давно стало использоваться для обозначения массовых репрессий против невиновных людей. При этом современные либералы повторяют дословно многие из вымыслов геббельсовской пропаганды 1937 года.

Превращение номера года в страшилку привело к тому, что другие выдающиеся события, случившиеся в 1937 году и в значительной степени повлиявшие на всемирную историю, оказались забытыми. История 1937 года была перечеркнута и подменена мрачными бреднями о репрессиях, происшедших в СССР.

 

Кто сегодня вспомнит, что для нашего народа 1937 год стал годом успешного завершения второго пятилетнего плана? За годы второй пятилетки было построено 4500 новых крупных промышленных предприятий. Теперь СССР полностью обеспечивал необходимой техникой свою промышленность, сельское хозяйство и нужды обороны. Прекратился ввоз тракторов, сельскохозяйственных машин, паровозов, вагонов, врубовых машин и т.д.

Одним из заметных событий 1937 года стало завершение строительства канала Москва-Волга, через 10 лет названного каналом имени Москвы.

По мере роста образования население страны приобщалось к великим достижениям отечественной и мировой культуры, которые пропагандировались через печать и радио, растущую сеть клубов и театров.

Успехи Советского Союза вызывали восхищение его друзей. В конце своей книги «Москва, 1937» Лион Фейхтвангер писал: «Когда из гнетущей атмосферы изолгавшейся демократии и лицемерной гуманности попадаешь в чистый воздух Советского Союза, дышать становится легко… Как приятно после несовершенства Запада увидеть такое произведение, которому от всей души можно сказать: да, да, да!»

Но это тогда… Сегодня историческая лоботомия под руководством планетарных упырей достигла апогея. Ничем хорошим такое выворачивание наизнанку исторической памяти и опыта не кончится. Кривая мера – враг любого созидания, что мы и видим на примере наших текущих неудач.

 

 

Николай Выхин
➡ Источник: 
http://publizist.ru/blogs/108984/19300/-

Click to comment

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

To Top