#История

Девятый Клим Ворошилов

Разработчик: КБ ЧКЗ. Год начала работ: 1941. Год постройки первого прототипа: 1942

Причина завершения работ: перетяжелённость танка и отсутствие орудий У-11.

Первые месяцы Великой Отечественной войны наглядно продемонстрировали удачность концепции тяжелого танка с мощным вооружением. Танки КВ-1 в этот период представляли серьезную угрозу для большинства немецкой бронетехники и одновременно с этим были «не по зубам» основной массе немецкий противотанковых средств.

Однако для некоторых задач вооружение танков КВ-1 в виде 76-миллиметровой пушки было недостаточным. Имевшиеся же танки КВ-2 с орудием калибра 152 миллиметра выпускались в явно недостаточных количествах. В конечном итоге танков КВ-2 будет собрано в семь раз меньше, чем КВ-1. Вряд ли триста с лишним танков с мощной пушкой могли бы изменить ситуацию на фронтах. Малые темпы выпуска КВ-2 не покрывали нужд Красной Армии в т.н. штурмовых танках.

Но еще в конце 1940 года Наркомат вооружения принял решение о проведении в течение 1941-1942 годов модернизации парка танков КВ, предусматривающую перевооружение некоторых из них 122-мм орудием в штатной башне. Поскольку проекты перспективных танков прорыва КВ-3, КВ-4 и КВ-5 были к тому моменту закрыты, а на разработку абсолютно новой машины времени не оставалось, было принято решение проводить модернизацию уже существующей конструкции.

В конце 1941 года в СКБ-2 на базе танка КВ-1 были разработаны огнеметный танк КВ-8, химический танк КВ-12, а также совместно с конструкторским бюро УЗТМ — артиллерийская самоходная установка КВ-7 и танк КВ-9. Прежде всего планировалось увеличить огневую мощь КВ, но сделать это оказалось весьма сложно из-за отсутствия крупнокалиберных орудий приспособленных к установке на танковое шасси.

Танк КВ-8 выпускался серийно, химический танк КВ-12 и самоходная установка КВ-7 остались в опытных образцах — КВ-7 с двумя пушками ЗИС-5 и тремя пушками (одной ЗИС-5 и двумя калибра 45 мм). По замыслу конструкторов, удвоение и утроение вооружения должно было компенсировать недостаток танков в войсках.

Одновременно с КВ-7 на ЧКЗ начались работы по установке на КВ-1 122-мм гаубицы М-30. 11 ноября 1941 года проект вооружения КВ 122-мм гаубицей У-11 (танковый вариант М-30, по опыту боевого применения М-30 зарекомендовала себя с лучшей стороны, что и определило выбор в её пользу) был принят к производству “артиллерийский” вариант КВ, получивший обозначение “Объект 229” или КВ-9. Но был тоже построен только в опытном порядке.

Одна из причин заключалась в том, что проектные работы по созданию танковой 122-мм гаубицы, которую можно было установить в штатную башню танка КВ-1, начались в артиллерийском КБ Уралмашзавода только в конце июля 1941 года. Проектирование велось под руководством инженеров В.Сидоренко и Н.Усенко. Осенью 1941 года этот проект одобрили и в сентябре завод получил финансирование на изготовление опытного образца. Опытный образец гаубицы, получившей индекс У-11, был изготовлен в декабре 1941 года, а в апреле 1942 года завод №9, который к тому моменту отделился Уралмаша, изготовил 10 серийных гаубиц У-11, две из которых установили в измененных башнях танка КВ. Эти башни были установлены на тяжелые танки КВ-9.

Собственно, танк КВ-9 создавался как мощное универсальное средство для прорыва укрепленных полос противника, разрушения оборонительных сооружений и уничтожения танков. За основу был взят обычный КВ-1 с несколько измененной литой башней.

Проектирование установки гаубицы в башне танка КВ-1 в конструкторском бюро УЗТМ показало, что, наряду с незначительными изменениями в конструкции башни, для рационального размещения в ней самой артиллерийской системы требовалась коренная переделка многих ее узлов. В январе 1942 года на ЧКЗ изготовили опытный образец машины. Как уже было сказано, в апреле заводом № 9 НКВ для танков КВ-9 была изготовлена небольшая серия гаубиц У-11. Танк КВ-9 успешно прошел испытания, однако снижение качества изготовления трансмиссии КВ-1 и увеличение его массы привели к числу аварий. Кроме другого, опасение еще больше ухудшить условия работы трансмиссии в случае установки на танке 122-мм гаубицы и послужило причиной отказа в принятии КВ-9 на вооружение.

Масса танка составляла 47 тонн. Экипаж КВ-9, из-за тесноты в боевом отделении, сократили до 4-х человек: двое располагались в башне, двое — в корпусе. Бронирование корпуса танка существенно усилили: толщина брони в лобовой части доходила до 135 мм, бортовой – до 75 мм, толщина крыши башни — 40 мм. Еще большую толщину приобрел лоб башни. На новом штурмовом танке этот параметр равнялся 210 миллиметрам.

Таким образом, КВ-9 был практически неуязвим для огня немецких танковых пушек, а знаменитая Flak 18 могла пробить только его бортовую броню с дистанции не более 1500 метров.

Танк оборудовался телескопическим прицелом ТМФД. Угол вертикальной наводки -4° +19,5°. Для стрельбы использовались боеприпасы от гаубицы М-30. Боекомплект танка составлял 48 выстрелов для орудия и 2646 патронов для трех 7,62-мм пулеметов ДТ.

Модели советского опытного тяжелого танка прорыва КВ-9

Первый образец КВ-9 был построен в феврале 1942 г. На испытаниях под Челябинском присутствовала комиссия под председательством генерал-майора танковых войск Попова.

Начавшиеся весной 42-го испытания нового танка показали правильность выбранного пути. Мощное вооружение позволяло «Объекту 229» эффективно бороться со всеми имевшимися у немцев видами бронетехники, а кроме того орудие У-11 было удобным для уничтожения долговременных огневых точек, блиндажей и других укреплений. Однако в ходе испытаний неоднократно возникали проблемы с противооткатными устройствами. Этот узел гаубицы У-11 фактически был спроектирован с нуля и имел значительно меньшие габариты по сравнению с противооткатными устройствами других пушек.

В отчете комиссии было записано, что

«…гаубица У-11 испытания на прочность выдержала, противооткатные устройства работали нормально, меткость хорошая, удобство работы удовлетворительное. Боевая скорострельность составляет до 2 выстрелов в минуту».

Комиссия, следившая за испытаниями «Объекта 229», признала проект успешным и рекомендовала его для принятия на вооружение. Был даже придуман новый индекс – в соответствии со сложившейся традицией именования тяжелых танков, «Объект 229» переименовали в КВ-9. Однако…

Установка более тяжелой гаубицы У-11 повлекло за собой увеличение массы танка ещё на 500 кг. Трансмиссия КВ-1 и без того еле выдерживала нагрузки, а у более тяжелой машины её эксплуатационные качества ещё больше снижались. Кроме того, экипаж из 4-х человек был признан недостаточным, особенно учитывая раздельно-гильзовое заряжание У-11.

Тем не менее, так быстро отказываться от “артиллерийского” КВ не собирались. После проведенных доработок танк проходил повторные испытания на Уральском артиллерийском полигоне, состоявшиеся с 14 по 25 марта 1942 г. По результатам стрельб и ходовых тестов КВ-9 получил положительную оценку и снова рекомендован к серийному производству.

Оценив полученные данные АБТУ так и не решилось начать выпуск КВ-9. Сведения о сборке 10 танков установочной серии не соответствуют действительности – летом 1942 г. был собран второй образец КВ-9, но дальше дело так и не продвинулось. Эти сведения видимо основаны на факте получения в мае 1942 года Челябинским Кировским заводом десяти 122-мм гаубиц У-11 с артиллерийского завода № 9 (г. Свердловск).

Об использовании опытных образцов информации нет…

Последний раз вопрос о танках КВ-9 был поднят начальником БТУ ГБТУ Красной Армии инженер-полковником Афониным в письме от 29 декабря 1942 года на имя начальника ГБТУ Я. Федоренко:

«В целях усиления вооружения танка КВ для борьбы с укреплениями противника, считаю необходимым вооружить часть выпускаемых танков 122-мм гаубицей У-11. Считаю целесообразным использовать для этой цели в первую очередь имеющиеся на Кировском заводе задел бронекорпусов (около 120 штук) и башен танка КВ-1 (около 200 штук) для выпуска танка КВ-9 с установкой в них восьмискоростной коробки передач».

Но в связи с принятием на вооружение СУ-122 необходимость в КВ-9 отпала.

 

Был еще опытный вариант КВ-1С с грабинской С-41 (по сути короткое танковое орудие калибром 122 мм., боеприпас и баллистика аналогична дивизионной гаубице М-30). Внешний вид — аналогичен КВ-9, но у орудия двухкамерный дульный тормоз. Упоминается (и есть на фото) в книгах М. Свирина «Стальной кулак Сталина» и «Самоходки Сталина».

Маршал Советского Союза К. Ворошилов осматривает танк КВ-1С с установленной на нем 122мм гаубицей.

Причин непринятия на вооружения тяжелых танков, вооруженных гаубицами (а по сути укороченными орудиями с ухудшенной баллистикой) несколько, я уже назвала несколько из них, но в частности тоже малая пригодность для борьбы с танками противника.

Суть в следующем: для орудия разрабатывают «бронепржигающий» (по тогдашней терминологии) снаряд, который должен с 500 м. обеспечивать пробитие кумулятивной струей более 100 мм. брони по нормали. Но при испытаниях с данной дистанции из данного орудия по танку противника попасть не удается! Более-менее точная стрельба начиналась на дистанциях 200 м. и менее. Так что пришлось использовать сперва 85 мм. орудия на КВ-85, а потом на танках ИС переходить на 122 мм. орудия с баллистикой, аналогичной корпусным А-19.

А в плане артподдержки войск более дешевым и доступным средством стали САУ на шасси средних танков.

Одна из последних «прижизненных» фотографий КВ-9, весна 1943 года

↓ КВ-9 с 122 мм У-11


Модель танка КВ-1С с орудием 122 мм Д2-5Т

Click to comment

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

To Top