#История

Нинино детство

Воспоминания малолетней узницы концлагеря

Воспоминания моей тёщи Нины Александровны — малолетней узницы концлагеря Нордхаузен. Они были написаны ею в 1999 или 2000 году для получения справки из Минобороны РФ и получения «покаянных денег» — денежной компенсации живущим в России узникам фашистских концлагерей, которые выплачивала Германия. По злой иронии судьбы воспоминания написаны ею на листах блокнота с рекламой немецкого банка.
После прочтения воспоминаний мы с женой решили их никуда не отправлять и от компенсации отказаться.
Воспоминания приводятся полностью. Мои толкования заключены в скобки.
«Родилась я 14/VI 1935 г. в г. Ленинграде. Нас было трое: брат Анатолий Быстров 1933-го, Любовь и я Нина Александровна Быстрова. Люба младшая 37 г. рожд(ения). (В) 1940-м году умер отец совсем молодой. Летом (1941-ого) мама отправила нас детей к бабушке под Великие Луки город был областной. Теперь Псковская обл. Криухенский с/с (сельсовет) дер. Тимонино станция Пустошка. Так же и перед войной приехала за нами тётя Наталья и увезла на лето. А тут нагрянула война.
Когда пришли немцы они нас выгнали. Жили в холодной бане. Помню как горел первый дом в деревне. Вскоре кругом запылали огненные зарева. Переходили к родственникам потом в беженстве были даже и под открытым небом.
Бабуля умерла. Гнали нас, видимо до Латвии. Помню мелкий моросящий дождь, корабль. Казалось всё таким большим. Пригнали нас на судне в Германию. Помню сан. (санитарную) обработку из душа (неразборчиво) из душа запах керосина. Были мы постоянно с тётей Натальей — маминой сестрой. Привезли в Нордхаузен (нем. Dora Mittelbau. Из открытых источников: Дора-Миттельбау — нацистский концентрационный лагерь, образован 28 августа 1943 года, в 5 км от города Нордхаузена в Тюрингии, Германия).
Всё время было страшно. Потом переселили в деревянные бараки. Иногда даже попрошайничали. Дети местные дразнили. Называли свиньями.
Помню узников. Проходили мимо в полосатых робах. Измождённые. Еле-еле передвигались. И сами же везли на ручных тележках умерших, сложенных друг на друга брёвнышками. Выходить никуда не разрешали. Помню женщина одна позвала к себе, накормила, дала одежды детской, другая, выбросила из окна ботиночки на деревянной подмётке. Постоянно болели. Хотелось к маме. Мать далеко в Блокадном Ленинграде.
Начались тревоги (воздушные). Бежать некуда. Бомбили союзники. Трупов было много. Всплывали. Не могу сказать река или канал. И все в полосатой одежде. Крики, стоны. Американцы подкармливали. Перемещались с места на место. Наконец, отправили на родину. Ехали на поезде. Помню, проезжали тоннель. Когда выехали из него, в вагоне стоял газ синеватый. Когда поезд пошёл плавно, без тряски, стало радостно. На первой остановке люди выходили, плакали, целовали землю. Потом ехали на открытой платформе. На повороте выбросили котомки и сами спрыгнули. Кругом пусто, ни одного дома, только надписи на дощечках прибитых к кольям: мины, мины.
Жили в землянке. Так и добрались до Ленинграда (в) 1948 году. Мать умерла …».

Нинино детство (фото 1).jpg

Click to comment

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

To Top
Перейти к верхней панели