#История

#ДелаМинувшихДней_АНТИУКРОП. ЯПОНЦЫ ЛГУТ. ЧАСТЬ 1

#ДелаМинувшихДней_АНТИУКРОП. ЯПОНЦЫ ЛГУТ. ЧАСТЬ 1

Осень 1941 года: В Белом доме знали, что японцы лгут

Как и Сталин о планах немцев, Рузвельт не имел точной информации, когда и где японцы нанесут удар.

японцы лгут

Одним из обвинений в адрес Иосифа Сталина со стороны его хулителей является утверждение о том, что он «проспал» германское нападение 22 июня 1941 года, своевременно не предпринял мер по приведению войск в боевую готовность. И вообще проявлял, чуть ли не наивность и беспечность, якобы доверившись пакту о ненападении с Адольфом Гитлером. Ну, а ненавидевший Сталина Никита Хрущев в своей бессильной злобе, движимый жаждой мести человека не очень крупного калибра в отношении почившего титана, договорился до того, что обвинил генералиссимуса в руководстве войной «по глобусу». Заметим, что в кабинете Сталина, в отличие от кабинетов Черчилля и Гитлера, напольного глобуса «для руководства войной» не было, и, по свидетельствам советских маршалов и генералов, он детально вникал во все важные аспекты планировавшихся стратегических операций Великой Отечественной войны.

Гораздо меньше претензий в адрес президента США Франклина Рузвельта за то, что он и его администрация и спецслужбы, даже раскрыв японские дипломатические коды, не смогли установить подготовку, выдвижение и момент нанесения удара японской морской авиации по главной военно-морской базе США в Пёрл-Харборе. Версию о том, что Рузвельт якобы знал о предстоящем нападении японцев и сознательно подставил Пёрл-Харбор под удар, в расчет принимать не будем как не доказанную.

В предлагаемом читателю очерке рассматриваются позиции Японии и США накануне войны на Тихом океане, попытки Вашингтона оттянуть вооруженное столкновение и мероприятия Токио по дезинформации противника, сокрытию уже принятого решения нанести вероломный удар.

* * *

Американо-японские переговоры о нормализации двусторонних отношений начались в Вашингтоне 16 апреля 1941 г., вскоре после прибытия в США нового японского посла адмирала Китисабуро Номуры. Служивший ранее в США в должности военно-морского атташе при посольстве Японии Номура был лично знаком с президентом Рузвельтом и считался «сторонником политики примирения и уступок».

Весной 1941 г. позиции сторон сводились к следующему.

Правительство США в меморандуме государственного секретаря К. Хэлла от 16 апреля японскому правительству в качестве основы японо-американского соглашения предложило для обсуждения четыре пункта: уважение территориальной целостности и суверенитета каждой нации; поддержка принципа невмешательства во внутренние дела других стран; поддержка принципа равенства, включая равенство возможностей торговли; ненарушение статус-кво в районе Тихого океана, за исключением случаев, когда статус-кво может быть изменен мирными средствами. При этом в обмен на вывод японских войск из Китая, образование в Китае единого правительства США не исключали возможность признания марионеточного государства Маньчжоу-Го, созданного японцами на территории захваченного ими в 1931—1932 гг. Северо-Восточного Китая.

Со своей стороны, японцы предложили США признать Маньчжоу-Го, отказать в поддержке правительству Чан Кайши, предоставить Японии неограниченные права на получение в юго-западной части Тихого океана необходимого ей военно-стратегического сырья, не допускать укрепления американцами своих позиций на Филиппинах.

Как видно из заявленных сторонами условий, правительство США, ища компромисс с Японией, по существу продолжало на Дальнем Востоке политику умиротворения. Более того, американское правительство через своих доверенных лиц давало понять японцам, что при определённых условиях США могли бы поддержать Японию в случае её войны с СССР. Для этого японскому правительству предлагалось пересмотреть свои отношения с Германией и выйти из Тройственного пакта. Дело в том, что в Вашингтоне и Лондоне Тройственный пакт Германии, Японии и Италии рассматривали как направленный не столько против СССР, сколько против США и Великобритании.

Готовность США к компромиссам с Японией объяснялась всё большей вовлечённостью страны в войну в Европе, где события развивались таким образом, что рано или поздно американцы должны были вмешаться в борьбу с Германией. Рузвельт в своём обращении к американскому народу 27 мая 1941 г. заявил, что нацисты «после завоевания Латинской Америки планируют далее задушить Соединённые Штаты и доминион Канаду». Президент США отчётливо сознавал, что неурегулированность отношений с Японией и опасность вооружённого столкновения с этим государством чреваты ситуацией, при которой военно-морской флот США не сможет использовать все свои силы против Германии в Атлантике и его значительная часть будет прикована к тихоокеанскому театру военных действий.

Это понимали и в Токио. Стремясь склонить США к дальнейшим уступкам Японии и испытывая серьёзное давление со стороны Германии, которая прилагала большие усилия для недопущения японо-американского урегулирования, японское правительство решило твёрдо отстаивать свои позиции на переговорах в Вашингтоне. При этом Япония со всей определённостью заявила, что рассматривает «Тройственный пакт в качестве оборонительного соглашения» и не собирается от него отказываться ни при каких условиях.

Как писал Хэлл в своих мемуарах, согласно положениям японского проекта, «над всем районом Тихого океана по существу устанавливалось своего рода совместное японо-американское государство, причём господство Японии простиралось над той его частью, где проживало 9/10 населения и было сосредоточено 9/10 богатств района. Права и интересы других стран почти совсем не принимались во внимание». Хэлл считал, что «этот проект почти не давал надежды».

Эти настроения разделял и Рузвельт, который, не возлагая особых надежд на благоприятный исход переговоров с японцами, тем не менее стремился как можно дольше оттягивать начало японо-американской войны.

Установление японского военного контроля над всем Индокитаем и вынужденное введение США экономических санкций в отношении Японии свидетельствовали о том, что перспектив для нахождения взаимоприемлемых договорённостей по поводу раздела сфер влияния в Восточной Азии и на Тихом океане, и в первую очередь в Китае, практически не было. Япония открыто претендовала на единоличное господство в этом обширном регионе мира, а США не желали с этим соглашаться.

6 сентября на Императорском совещании высшее военно-политическое руководство Японии приняло решение вступить в войну с США, Великобританией и Нидерландами, закончив все приготовления к войне к концу октября. Начать военные действия императорская ставка (дайхонъэй) предлагала в первой декаде ноября. При этом с целью введения правительства США в заблуждение по поводу истинных намерений Японии было признано целесообразным не только не прекращать переговоры в Вашингтоне, но и создавать впечатление о том, что японское правительство якобы искренне продолжает искать пути предотвращения войны.

В донесении руководителя советской разведгруппы в Японии Рихарда Зорге от 14 сентября 1941 г. сообщалось, что представитель флота и Тосио Сиратори (видный японский государственный деятель и дипломат, в 1941 году — посол Японии в Италии — А.К.) сказали германскому послу в Японии Ойгену Отту и германскому военно-морскому атташе в Токио, что «переговоры с США есть последний эксперимент, чтобы доказать народу и крупным капиталистам, что достигнуть понимания с Америкой невозможно».

ПРОДОЛЖЕНИЕ ВЫЙДЕТ ЗАВТРА В ЭТО ЖЕ ВРЕМЯ

Источник

#ДелаМинувшихДней

Читать материалы по теме

Click to comment

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

To Top
Перейти к верхней панели